МОСКВА, 5 июн — ПРАЙМ, Мария Грабарь. Немецкая Wintershall ‒ дочерняя компания BASF ‒ работает в России более 25 лет, на российские активы приходится половина портфеля компании. Об инвестиционном климате в РФ, партнерстве с "Газпромом" и необходимости строительства инфраструктуры для поставок газа в ЕС, в интервью агентству "Прайм" рассказал член правления Wintershall Тило Виланд.

- Устраивают ли Wintershall финансовые и налоговые условия разработки месторождений в России? Ожидаете ли изменений в налоговой политике в нефтегазовой отрасли с формированием нового правительства РФ? 

— Президент РФ Владимир Путин был переизбран, и многие министры сохранили свои посты в правительстве РФ. Это означает, что мы видим стабильную политическую ситуацию. В нашем долгосрочном бизнесе и при принятии инвестрешений нужна стабильная обстановка, это касается как налоговой ситуации, так и доступа к информации, к проектам. И, судя по первым заявлениям правительства, оно будет вновь поддерживать иностранные инвестиции, поддерживать иностранных партнёров, которые вкладывают в совместные с российскими предприятиями проекты.

- Ранее правительство РФ приняло решение снизить НДПИ для проектов "Газпрома" с иностранными партнерами по разработке ачимовских залежей. Планируете ли вы вновь обращаться в правительство с предложением о снижении ставки НДПИ для других проектов с "Газпромом"?

— Как вы знаете, у нас есть решение по ачимовским проектам. У нас пока нет решения по "Севернефтегазпрому" (разрабатывает Южно‒Русское месторождение ‒ ред.). Мы точно так же будем контактировать с правительством и объяснять, почему снижение НДПИ для этого проекта оправдано.

# Церемония пуска трубопровода "Северный поток"

Канцлер ФРГ: По-прежнему рассматриваем "Северный поток-2" как коммерческий проект

Объем снижения не обязательно должен быть таким же, как для ачимовских проектов. Но мы бы хотели вступить в переговоры и объяснить, почему оно необходимо. Правительству нужно время, чтобы сформироваться, и после мы обратимся к ним, чтобы продолжить наши традиционно конструктивные переговоры.

- На какой срок вы бы хотели получить снижение по НДПИ?

— Мы ориентируемся на снижение НДПИ на весь срок реализации проекта. 

- Решение, которое было принято для ачимовских проектов, тоже распространяется на весь срок их реализации?

— Оно действует неопределенный срок. По нашим ожиданиям, стабильная ситуация, которая есть в налогообложении нашего проекта сейчас, сохранится на оставшееся время его реализации.

- "Газпром" планирует строительство газоперерабатывающего завода в Усть-Луге. По словам члена правления "Газпрома" Всеволода Черепанова, на завод может поставляться газ в том числе с ачимовских месторождений. В то же время "Газпрому" могут быть нужны партнеры в этом проекте. Заинтересована ли Wintershall в участии в этом проекте?

— Мы очень довольны тем, как развивается "Ачимгаз". Как вы знаете, мы постоянно инвестируем в этот проект и постоянно увеличиваем добычу газа. Весь добытый на месторождении газ наше СП (совместное предприятие ‒ ред.) поставляет напрямую в газораспределительную систему "Газпрома", который отвечает за то, куда далее направить объемы газа с ачимовских месторождений. В России мы фокусируемся на наших проектах по разведке и добыче. В переработке газа в России мы участия принимать пока не планируем.

- Давайте поговорим о проекте "Северный поток-2". Белый дом сообщил, что может ввести санкции против проекта. Как вы оцениваете эти заявления? Проект "Северный поток-2" так или иначе становится одной из центральных тем для обсуждения политиков США, ЕС и России, мешает ли это его реализации сейчас?

— На данный момент нет никаких санкций, которые могли бы влиять на реализацию "Северного потока-2", новые санкции вступили в силу после того, как соглашение по реализации проекта было подписано. Рассуждать о том, что может произойти в будущем, было бы чистой спекуляцией.

Если вы посмотрите на проект "Северный поток-2" в целом, то, по моему мнению, вокруг него слишком много политики. Для меня это только коммерческий проект, в котором проектная компания при поддержке инвесторов хочет построить новую инфраструктуру для поставки газа в ЕС, которая нужна сейчас и будет нужна в будущем.

Мы видим, что в Европе снижается собственная добыча газа, мы знаем о решении Нидерландов сокращать добычу из крупнейшего в стране газового месторождения в Гронингене. Это приведет к росту спроса на импортный газ. Кроме того, даже при стабильном спросе на газ в Европе нехватка импорта в ближайшие годы будет расти. Так что любая инфраструктура нужна, будь то американский СПГ или российский трубопроводный газ, это будет выгодно для европейского рынка, для покупателей, и будет способствовать энергобезопасности ЕС.

Все спорят, нужна ли нам дополнительная инфраструктура в будущем. Но в начале марта, когда мы столкнулись с низкими по европейским меркам температурами, цены на газ резко выросли. Единственным источником, который мог обеспечить поставки дополнительного газа, была Россия. Вот это я называю вкладом в энергобезопасность ЕС, которая возрастёт с началом эксплуатации "Северного потока-2". Поэтому мой посыл в том, что не надо делать этот проект политическим, дайте ему быть таким, какой он есть и каким был с самого начала ‒ чисто экономическим проектом, направленным на обеспечение дополнительных поставок газа европейским покупателям и на укрепление энергобезопасности ЕС.

- Очевидно, что идет борьба за европейский рынок газа. Если представить, что "Северный поток-2" не будет построен, сможет ли СПГ из США обеспечить потребности ЕС в газе?

— Для меня нет варианта, что "Северный поток-2" не будет построен. Один из фундаментальных принципов ЕС ‒ стабильность условий регулирования при подаче заявок на проекты. Регуляторные условия, которые существовали при подаче заявки проектной компании Nord Stream 2 по "Северному потоку-2", позволяли построить этот газопровод. Все правила были соблюдены, мы провели оценку воздействия на окружающую среду. Я уверен, что соблюдение всех требований и правил проектной компанией Nord Stream 2, которые применялись на момент начала проекта, приведёт к его успешной реализации.

США довольно открыто используют механизм санкций для продвижения своих интересов на европейском газовом рынке. Разница между поставками американского и российского газа в том, что, построив трубу однажды, появляется прямая связь между источником поставок и рынком, и нельзя никуда уйти от этого, нельзя повернуть трубопровод на другой рынок. Когда мы говорим об СПГ, мы всегда следим за ценовыми ориентирами. Поэтому я верю, что свободные объемы СПГ будут приходить не всегда в Европу, а на рынки с наиболее высокой ценой. В случае с российским газом, трубопровод всегда является надежным источником поставок.

Для того чтобы обеспечить поставки газа, который может доставить "Северный поток-2" (55 миллиардов кубометров в год — ред.), понадобится 275 самых больших танкеров СПГ в год. Во-первых, нужно понимать, доступны ли они, и во-вторых, оценить влияние поставок на окружающую среду, поскольку транспортировка газа по газопроводу всегда оказывает меньшее влияние на экологию, выбросы углекислого газа меньше, чем при перевозке СПГ 275 танкерами.

Ангела Меркель у символического вентиля на церемонии, посвященной началу поставок российского газа по трубопроводу "Северный поток"

Меркель: "Северный поток-2" невозможен без определения роли украинского транзита

СПГ является частью газового рынка, он также нужен Европе, поскольку каждый рынок хочет иметь как можно больше поставщиков, это создает правильный ценовой баланс. Но в конце концов российский газ оказывается наиболее конкурентноспособным, и, я уверен, самым надежным, потому что, как я говорил, строительство трубы означает прямую связь с поставщиком газа. Последние 40‒50 лет мы были партнерами с Россией в энергетике, и это партнерство необходимо Европе в ближайшие десятилетия.

- Сколько Wintershall инвестировала в "Северный поток-2" в этом году? Какой объем финансирования вы планируете предоставить до конца года?

— Мы инвестировали в проектную компанию Nord Stream 324 миллиона евро в прошлом году и инвестируем примерно такую же сумму в 2018 году. Все инвестиции идут по плану.

- Как вы считаете, сможет ли проектная компания привлечь запланированный объем проектного финансирования в 70% инвестиций? Готова ли Wintershall предоставить необходимое финансирование, если кредитные средства не удастся привлечь?

— Это вопрос проектной компании, они ведут интенсивные переговоры на финансовых рынках. Нам нужно будет увидеть их результат. Я уверен, что "Северный поток-2" ‒ это проект, который будет интересен финансовым рынкам, у него есть все для того, чтобы стать успешным. Он необходим, над ним работают профессиональные партнеры, он имеет долгосрочную перспективу, поэтому я уверен, что проектная компания найдет необходимое финансирование на зарубежных финансовых рынках в ближайшее время.

- Когда вы ожидаете выдачи разрешений от Швеции,  Дании и России на строительство "Северного потока‒2"? Когда начнется строительство морской части "Северного потока‒2" в Германии?

— Во-первых, я очень рад, что проектная компания получила все необходимые разрешения в Германии. Подготовительные работы к строительству уже начались, все идет по графику. Во‒вторых, Финляндия также выдала разрешения. Это означает, что есть прогресс в получении разрешений в странах Балтийского региона. Проектная компания следит за процессом выдачи разрешений, и, насколько я знаю, он идет по плану.

- Может ли строительство начаться к концу года? Означает ли это, что начало поставок будет перенесено на более поздний срок? 

— На данный момент проектная компания по-прежнему находится в графике, по их ожиданиям, недостающие разрешения будут выданы в течение года. В таком случае Nord Stream 2 начнет поставки согласно графику.

Польское антимонопольное ведомство UOKiK возбудило дело против компаний, участвующих в финансировании "Северного потока‒2". Чем это расследование грозит Wintershall, есть ли какие-либо риски для деятельности компании? Как вы планируете защищать свои интересы ‒ совместно с партнерами или каждый отдельно?

— Wintershall получил запрос от польских властей, и сейчас мы находимся в процессе его оценки. Мы работаем над нашим ответом, он будет направлен от лица Wintershall.

- "Газпром" сообщал, что предоставит гарантии Gascade, вероятно, для строительства газопровода Eugal ‒ отвода от "Северного потока‒2" в Германии. Будет ли Wintershall со своей стороны предоставлять финансовые гарантии Gascade? В каком объеме?

— Проект Eugal реализуется компанией Gascade, которой BASF/Wintershall и "Газпром" владеют на паритетной основе. Мы предоставляем необходимое финансирование для проекта Eugal в соответствии со своей долей. Как вы знаете, мы успешно привлекли других европейских партнеров к реализации проекта. Каждый акционер предоставляет финансирование проекту соответственно своей доле, и у Wintershall такие же обязательства, как у "Газпрома". По информации Gascade, этот проект реализуется по графику, и мы уверены, что газопровод будет готов к приему газа "Северного потока‒2" вовремя.

- Планируете ли вы новые проекты в России, с "Газпромом" или другими партнерами?

— Если говорить о Южно-Русском месторождении, то, кроме разработки сеноманских залежей, мы работаем над разработкой туронских залежей. На реализацию данного проекта в ближайшие годы мы потратим трехзначные цифры в миллионах евро. Это большой проект и для нас новый. Мы осваиваем новые горизонты, строим новые объекты, бурим новые скважины.

"Ачимгаз" будет завершен по графику. Кроме того, у нас есть проект по разработке IV и V ачимовских блоков, обустройство которых мы начали. Как вы знаете, мы подписали соглашение с "Ачимгазом" по строительству объектов для проекта на сумму 143 миллиарда рублей до 2021 года. Наша добыча на проектах в России находится на достаточно высоком уровне и будет дальше расти.

Мы всегда находимся в контакте с нашими партнерами в России, с "Газпромом" для того, чтобы обсуждать новые возможности, новые области сотрудничества. Для всех этих проектов важно то, что мы делимся компетенциями, каждый вносит в проект свои знания, так проект выходит на новый уровень. У нас есть несколько разных площадок для взаимодействия, одна из них ‒ научно-техническое сотрудничество. Мы обмениваемся нашими знаниями в области добычи и транспортировки газа, и по дигитализации. На Россию приходится 50% наших активов. Это касается добычи углеводородов, запасов и финансовых показателей, и мы планируем сохранить эту долю в будущем. Россия ‒основной и наиболее важный актив в нашей деятельности. Мы работаем над поиском новых проектов, чтобы сохранить эту долю в нашем портфеле активов.

- Цена на нефть на прошлой неделе выросла до 80 долларов за баррель. Как вы думаете, смогут ли цены на нефть вырасти до 100 долларов за баррель? Когда, как вы думаете, будет достигнут баланс спроса и предложения на нефтяном рынке? Считаете ли вы, что цены на нефть в 80 долларов за баррель не соответствуют фундаментальным показателям на нефтяном рынке?

— Любые предсказания цены на нефть ‒ это догадки. За последние пять лет мы видели цены в 110 долларов за баррель и 28 долларов за баррель. Я думаю, что в нашем бизнесе важно рассматривать разные сценарии и намечать проекты, которые прибыльны в первую очередь при низких ценах на нефть. Если смотреть на фундаментальные показатели рынка, текущее восстановление цены на нефть основано на высоком спросе и росте спроса год от года, в то же время запасы нефти сокращаются, и, кроме того, многие компании в условиях низких цен на нефть решили инвестировать меньше в новые проекты.

- Планирует ли Wintershall пересматривать бизнес‒план на 2018 год из‒за роста цены на нефть?

— Мы принимаем решение по бюджету, основанное на разных предположениях (по цене на нефть ‒ ред.), мы рассматриваем разные сценарии. Но как только мы согласуем бюджет на год, придерживаемся его.

Мы можем менять наш прогноз по цене на нефть. Мы это делаем постоянно, анализируем события и тенденции, оцениваем, как это влияет на наш прогноз по цене на нефть на год.

- В этом году в нашей стране пройдет Чемпионат мира по футболу FIFA 2018. Планируете ли посетить его? Какие города, матчи? Как оцениваете возможности нашей сборной?

— Я обязательно посещу Чемпионат мира по футболу, я самый преданный болельщик. Для немцев это будет очень интересный чемпионат, потому что мы выиграли предыдущий.

Команда, которая играет дома, очень сильна. Сборная России может выступить лучше, чем все ожидают. Я буду болеть за Россию, но надеюсь, что выиграет Германия. Для меня идеальным финалом станет матч Германия — Россия, один такой финал мы уже увидели в хоккее (на Олимпийских играх в 2018 году ‒ ред.). Надеюсь, что он состоится и что Германия возьмёт реванш в футболе за это поражение. Кроме того, я слежу за игрой сборных Франции и Испании, которые очень сильны.