МОСКВА, 12 авг /ПРАЙМ/. Главы государств "Каспийской пятерки" в воскресенье в казахстанском Актау проведут пятую встречу и, как ожидается, подпишут конвенцию о статусе Каспийского моря.

Пресс-служба Кремля ранее сообщила, что в ходе предстоящего на этих выходных в Казахстане пятого Каспийского саммита стороны на высшем уровне подпишут конвенцию о правовом статусе Каспийского моря, работа над которой велась с 1996 года.

ОЗЕРО ИЛИ МОРЕ?

Вопрос определения правового статуса Каспийского моря актуализировался после распада СССР, когда появление новых субъектов международного права — государств Азербайджан, Казахстан и Туркмения — поставило вопрос о разграничении Каспия уже между пятью странами. Сложности определения статуса Каспия связаны, в частности, с признанием его озером или морем, разграничение которых регулируется разными положениями международного права.

Сегодня, спустя 22 года после начала переговоров, стороны, наконец, пришли к решению: Каспий — не озеро и не море или то и другое одновременно. По словам заведующего отделом Средней Азии и Казахстана Института СНГ Андрея Грозина, страны "пятерки" создали "некий гибрид".

"Будет особый подход к определению зеркала моря и национальных секторов, получается нечто среднее между морским делением, с выделением шельфа, свободной экономической зоны, рыболовной зоны", — заявил Грозин.

В результате, по его словам, получается "совершенно уникальный документ".

"Если он будет действительно подписан, то это будет очень большой вклад в развитие в новейшей истории мировой дипломатии, потому что подобных сложных, долготекущих, потенциально опасных проблем в последние четверть века человечество не решало именно в многостороннем формате", — отметил собеседник агентства.

Аналогичную оценку документу дал замглавы МИД РФ Григорий Карасин.

"Ни то и ни другое (ни море, ни озеро — ред.). У Каспийского моря будет особый правовой статус. Это объясняется набором специфических географических, гидрологических и иных характеристик. Оно представляет собой внутриконтинентальный водоем, который не имеет прямой связи с Мировым океаном, и поэтому не может рассматриваться в качестве моря. Но одновременно в силу своих размеров, состава воды и особенностей дна Каспий не может считаться и озером", — заявил он в интервью газете "Коммерсант".

Поэтому, продолжил дипломат, "к Каспийскому морю неприменимы как положения Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, так и принципы, используемые в отношении трансграничных озер: на секторы разграничивается только его дно, суверенитет в отношении водной толщи устанавливается на основании других принципов".

ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ

Проект конвенции о правовом статусе Каспийского моря был ранее обнародован на сайте официальной правовой информации РФ.

Так, согласно тексту проекта, стороны определяют, что прибрежное государство имеет суверенитет над территориальными водами, граница которых определяется линией, отдаленной от берега на 15 морских миль. Сверх этого страны имеют исключительное право на рыбный промысел в так называемой рыболовной зоне — полоса шириной 10 морских миль, прилегающая к территориальным водам.

В отношении важного вопроса разграничения дна и недр говорится, что оно "осуществляется по договоренности сопредельных и противолежащих государств с учетом общепризнанных принципов и норм международного права в целях реализации их суверенных прав на недропользование и на другую правомерную хозяйственно-экономическую деятельность".

Конвенция разрешает прокладку трубопроводов по дну Каспия при условии согласования таких проектов со странами, по дну которых пройдет такой трубопровод, и с соблюдением условий и обязанностей стран по международным соглашениям в сфере защиты экологии.

Также документ прописывает важное положение о неприсутствии на Каспии сил внерегиональных стран и непредоставление прибрежными странами своей территории другим государствам для совершения агрессии против стран региона.

КОМПРОМИССНАЯ КОНСТРУКЦИЯ

Эксперт Андрей Грозин, говоря о том, почему подписание конвенции затянулось на 22 года, отметил, что одним из препятствий была жесткая позиция Ирана, который из-за особенностей прибрежной линии требовал иного подхода при определении территориальных вод.

По его словам, на смягчение позиции определенное влияние сыграло давление на Иран со стороны США и сложная обстановка на Ближнем и Среднем Востоке. Хотя эксперт подчеркнул, что сдвиг позиции Тегерана наметился еще "при позднем (экс-президенте США) Джордже Буше-младшем".

"Каспий – это не изолированный от мировых тенденций регион, и понятно, что появление новых геополитических трендов вокруг Ближнего Востока когда-то прямо, когда опосредованно влияют на то, что стороны меняют позиции", — заявил Грозин.

По его словам, так или иначе на компромисс пошли все стороны. "Этот документ сложно назвать чьим-то выигрышем или чьим-то проигрышем. Все смягчили свои позиции, даже страны, которые по максимуму выиграют от определения рамок статуса Каспийского моря, я имею в виду Казахстан и Азербайджан", — добавил он.

ТРАНСКАСПИЙСКИЕ МАРШРУТЫ

Неурегулированность статуса Каспия является одним из препятствий для строительства Транскаспийского газопровода, который мог бы доставлять газ в Европу из Туркменистана и через Азербайджан по дну моря.

Как пояснил Грозин, в этом вопросе Россия пошла на определенные уступки. Изначально Москва выступала за то, чтобы подводные коммуникационные сооружения строились с согласия всех пяти стран, теперь же в проекте документа отмечается лишь необходимость согласия стран, по дну территориальных вод которых будут проходить соответствующие сооружения, но при этом имеется требование передавать часть информации о маршруте такого сооружения. Кроме того, проект должен соответствовать экологическим требованиям соглашений, участниками которых являются страны "пятерки".

"Но с другой стороны, сегодняшняя конъюнктура не позволяет говорить, что появление конвенции будет серьезно влиять на практическую реализацию таких сложных проектов, как Транскаспийский трубопровод. Вопросы экологии остаются в центре внимания, в том числе они будут влиять на возможность или невозможность реализации таких проектов. Да, он становится более реализуемым отчасти, но мировые энергетические сюжеты, которые мы наблюдаем, я имею в виду колебания на рынках, и, шире говоря, судьбу большого количества таких проектов, не позволяют говорить, что сразу же после подписания конвенции европейцы начнут прокладывать трубопровод от Баку до туркменского побережья. Поэтому, думаю, что российским энергетикам не о чем пока беспокоится", — считает Грозин.

По его словам, "появление конкурентного центральноазиатского газа на европейском рынке если и состоится, то не скоро, не в тех объемах и не в тех геополитических реалиях, которые мы видим сейчас".

Грозин также отметил, что конвенция важна и для развития транскаспийских транспортно-логистических проектов, в том числе в рамках китайской инициативы "Один пояс – Один путь", крупных проектов в сфере энергетики, транспорта в рамках ЕАЭС.

"Думаю, что в Китае смотрят на этот процесс очень внимательно, очень заинтересованно. Они здесь, по сути дела даже не принимая участия в саммите, являются шестым участником переговоров. Для всех необходимы нормы для свободного судоходства", — пояснил Грозин.

ВОПРОСЫ ОСТАЮТСЯ

Грозин подчеркивает, что несмотря на то, что урегулирование статуса Каспийского моря является долгожданным событием, не стоит считать, что она решает все проблемные вопросы. Суть документа в том, считает эксперт, что он создает базу для дальнейшей совместной работы.

"Плюсом подписания конвенции для Москвы и других стран является создание базы, на основе которой будут решаться другие вопросы, потому что наивно было бы ожидать, что появится конвенция и все вопросы снимутся", — заявил собеседник агентства.

По его словам, теперь эти спорные вопросы будут передаваться экспертам, в рабочие группы.

"Мы же увидим подписание базы, на основании которой в дальнейшем будет основываться переговорный процесс, который также будет идти немало времени. Но все страны "каспийской пятерки" получат возможность координировать свои действия, допустим, в рамках такого важного вопроса, как экология", — пояснил Грозин.

По словам Грозина, подписание договора действительно затянулось, но "это оправданно". Он отметил, что в условиях 1990-х годов, осложненных конфликтами в регионе, документ проработать и подписать было непросто, а "если бы он делался по принципу "лишь бы был" любой ценой, то скорее всего он бы не работал".

"А у нынешнего, несмотря на нерешенность ряда конкретных вопросов, в том числе и по углеводородным месторождениям, границам, больше шансов, чтобы быть не просто бумагой, а стать практической основой для дальнейшего диалога вокруг Каспия", — добавил эксперт.

КОНСТИТУЦИЯ КАСПИЯ

В свою очередь, руководитель аналитической группы Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института Востоковедения РАН Станислав Притчин назвал конвенцию "конституцией" Каспийского моря. По его словам, главной заслугой документа станет то, что он закрепит вышеназванные принципы в обязательном для исполнения документе, хотя они уже и озвучивались ранее.

"Каждая встреча, каждый саммит приносила какие-то новые договоренности. Начиная с 2007 года, когда прошел в Тегеране второй саммит, тогда стороны согласовали очень важный принцип обеспечения безопасности в регионе – что Каспий остается закрытым морем, что здесь свои силы могут иметь только прикаспийские государства и что прикаспийские государства не могут предоставлять свою территорию для агрессии против соседей со стороны третьих стран", — сказал эксперт РИА Новости.

Однако каждая такая договоренность носила характер декларации. "Конвенция хороша тем и ее значимость велика потому, что это международное соглашение, подписанное президентами, обязательное для исполнения. Это уже не декларация, не политическое заявления. Она собрала в себе все ключевые решения по взаимодействию, сотрудничеству, регулированию, безопасности, защите экологии в регионе, и станет такой своеобразной конституцией", — пояснил Притчин.

Говоря о том, как будет выстраиваться взаимодействие стран региона в дальнейшем, Притчин напомнил заявление замглавы МИД РФ Григория Карасина в интервью газете "Коммерсант", в котором дипломат отметил, что "назрел вопрос о формировании постоянно действующей консультационной площадки".

"Это интересно тем, что сейчас у нас пятисторонний переговорный формат, устоявшиеся связи между ведомствами. Возникает вопрос: мы подписали конвенцию – что дальше? У нас есть наработанные связи и контакты, терять их было бы глупо. Поэтому в такой логике заявление Карасина можно рассматривать, что прикаспийская организация, которая потенциально может быть создана, будет такой институционализированной структурой, которая позволит нам перенести эти наработки, конструктивный диалог в структуру, которая будет профессионально и системно заниматься, решать сложные вопросы, которые возникают", — заявил Притчин.

По его словам, это даст возможность продвигать совместные проекты стран "каспийской пятерки".