МОСКВА, 9 авг — ПРАЙМ. Уже сейчас в одной из стран бывшего Варшавского блока — Польше — незаметно для широкой мировой общественности разворачиваются события, которые имеют потенциал полностью переформатировать энергетическую и, что важнее, геополитическую карту Европы, пишет автор РИА Новости в своей статье.

Лечение больных с COVID-19 в резервном госпитале на ВДНХ

В Роспотребнадзоре назвали сроки наступления постковидного синдрома

Как сообщают европейские СМИ, в гонку энергетического перевооружения Польши включились два местных олигарха и принадлежащие им деловые структуры.

Один из игроков — Михал Соловов и подконтрольная ему компания Synthos. В его сферу интересов входит химическая промышленность.

Оппонент — польский медиамагнат Зигмунт Солорж-Жак, ему принадлежит концерн ZE PAK.

Всего месяцем ранее Соловов объявил о заключении принципиального соглашения, в формате которого американский концерн GE Hitachi Nuclear Energy взял на себя обязательства в период 2033-2043 годов построить в Польше четыре малых атомных реактора мощностью от одного до 1,6 гигаватта каждый.

"Его визави выступает с инициативой, которая гораздо более логична и реализуема, но на ее пути стоит хроническая польская русофобия. Солорж-Жак предлагает — ни много ни мало — вложиться в строительство Балтийской АЭС, расположенной в Калининградской области, и таким образом не только закрыть все проблемы Польши, но еще и стать ключевым региональным игроком на рынке поставок электроэнергии", — пишет агентство.

Эта ситуация своими корнями уходит в историю и новомодную экологическую повестку.

"Дело в том, что Польша — одна из немногих стран бывшего Варшавского договора, кому в наследство от почившего СССР не досталась хотя бы одна старенькая АЭС. Польская энергетика целиком и полностью базируется на угле. По данным за 2019 год, уголь стал основой производства почти 74% электроэнергии — тот самый уголь, который в западном (да и не только) мире объявлен злейшим врагом экологии и убийцей полярных льдов". — отмечает автор.

Это положение вещей очень не устраивает Евросоюз. Однако поляки из года в год отбиваются от всех требований озеленить собственную энергетику, справедливо указывая, что заменить две трети генерации не самой маленькой страны ветряками и солнечными панелями просто нереально.

Такая политическая ситуация между Брюсселем и Варшавой длится не первый год, но, учитывая, что польский бюджет получает из европейской казны невозвратные дотации в размере 15-20 миллиардов евро ежегодно, правительство страны вынуждено искать способы удовлетворить требования доноров.

Польша из всех возможных ресурсов богата только углем и еще немного природным газом (его запасы достаточно ограниченны). Внутренняя добыча покрывает лишь только 50% потребностей.

"Недостающие ресурсы в объеме девяти миллиардов кубометров в год поляки получают из России по магистральному газопроводу "Ямал". Поставки же сжиженного газа из Соединенных Штатов так и не стали спасительной панацеей, составив скромные семь процентов от общей потребности.При этом ни для кого не секрет, что Польша — давний и ярый противник любых российских энергетических проектов в Европе. Варшава с постоянством, достойным иного применения, заявляет, что уже совсем скоро она полностью откажется от закупок российского газа, и в союзе со странами Прибалтики создает все мыслимые препятствия для реализации "Северного потока — 2", то есть торпедирует попытки Германии и Австрии стать главными газовыми хабами Европы", — отмечает автор.

У загнанной в узкие рамки Варшавы остается ограниченный выбор инструментов для выхода из сложившейся ситуации. Точнее говоря, отмечает обозреватель, вариант всего один — атомная энергетика.

"Логика, экономика, география и физика подсказывают, что полякам нужно отложить в сторону свою нелюбовь к России и начать с ней сотрудничать", — добавляет он.

При этом Польша — страна энергодефицитная, самостоятельно она производит меньше электроэнергии, чем необходимо для обеспечения "своей жизнедеятельности".

Если сравнивать два предложения — американцев и атомную станцию в Калининграде — то и здесь игра в одни ворота.

"Достройка Балтийской АЭС, чья физическая инфраструктура, по официальным оценкам, готова на 12-15%, обойдется в семь миллиардов евро, в то время как американский проект, только по предварительным прикидкам, будет стоить 23 миллиарда", — пишет автор.

Другой важный фактор — время. Если объект в Калининграде совершенно реально ввести в строй уже в 2028-м или 2029 году, то Synthos с американцами только планируют начать работы после 2030-го.

"И еще один момент, о котором нужно обязательно упомянуть. Строительство атомной электростанции — процесс крайне сложный, и первая проблема заключается в поиске подходящего с точки зрения сейсмики места. На геологоразведочные работы, полевые изыскания и согласования может уйти не один год", — подытожил обозреватель РИА Новости.