Банк России в пятницу повысил ключевую ставку на 25 б. п. и объявил, что намерен 15 января возобновить валютные интервенции на рынке. Пресс-релиз ЦБ и комментарии председателя, сделанные в ходе пресс-конференции, показались нам не вполне последовательными. В частности, регулятор заявил, что не видит рисков в связи с низким потребительским спросом, в то же время благодаря бюджетному правилу снижение цен на нефть более не представляет проблемы для экономики страны. Повышение НДС и соответствующее ускорение инфляции уже учтены в инфляционных прогнозах ЦБ (эти прогнозы существенно не изменились). Непоследовательность ЦБ позволяет нам предположить, что регулятор, возможно, продолжит ужесточение денежно-кредитной политики и в первом квартале 2019 года снова повысит ключевую ставку.

— Основные положения официального пресс-релиза не изменились по сравнению с октябрем. В нем, в частности, отмечается, что инфляционные риски "остаются на повышенном уровне, особенно на краткосрочном горизонте". Инфляционный прогноз на конец декабря изменился очень незначительно: прогнозируемые темпы инфляции повышены с 3,8-4,2% до 3,9-4,2%, т. е. Центробанк не ожидает существенного ускорения роста цен в конце года. На конец 2019 года регулятор по-прежнему прогнозирует инфляцию на уровне 5,0-5,5%. 

— В официальном заявлении подчеркивается, что повышение НДС в 2019 году рассматривается как весьма значимый фактор с точки зрения инфляционных рисков, однако в Центробанке по-прежнему полагают, что это повлечет за со-бой повышение темпов инфляции на 0,6-1,1 п. п. Председатель ЦБ Эльвира Набиуллина отметила, что основанием для повышения ключевой ставки стала неопределенность вокруг предстоящего повышения НДС и инфляционных ожиданий. Мы не очень понимаем, как повышение ставки ЦБ за две недели до повышения НДС может повлиять на инфляционные ожидания, которые с июня держатся в диапазоне 9,3-10,1%, а в первом квартале 2019 года, вероятнее всего, поднимутся еще выше. На наш взгляд, ключевая ставка повышена слишком поздно, поскольку эффект от этого изменения проявится не ранее второго квартала 2019 года. 

— В качестве еще одного основания для повышения ключевой ставки Центробанк ссылается на рост инфляционных ожиданий, хотя его риторика по данному вопросу осталась той же, что и в октябре. 

— На вопрос о том, что же именно изменилось с октября, Эльвира Набиуллина ответила, что ЦБ понизил прогноз средней цены на нефть в 2019 году с $63 до $55 за баррель, а перспективы роста мировой экономики стали менее определенными. 

— Впрочем, снижение прогноза цен на нефть не должно напрямую влиять на политику ЦБ благодаря бюджетному правилу (оно ослабляет зависимость рубля от сырьевых рынков) и предстоящему в следующем году возобновлению покупок валюты на рынке. Но если Центробанк планирует и в дальнейшем в случае повышения волатильности временно прекращать эти покупки, эффект от этого будет смягчен вследствие более низких цен на нефть. 

— С одной стороны, снижение прогнозов роста мировой экономики означает, что вероятность более быстрого ужесточения денежно-кредитной политики в развитых странах уменьшилась. С другой стороны, замедление мировых темпов роста неблагоприятно для российской экономики, поскольку чревато усилением волатильности на глобальных рынках и ослаблением спроса на сырье. Таким образом, на наш взгляд, и замедление роста, и падение цен на нефть создают похожие риски, говорится в обзоре Sberbank Investment Research.