Несмотря на инцидент с загрязнением нефти в трубопроводе «Дружба», Urals второй месяц подряд котируется с премией по отношению к Brent. Если в марте дисконт Urals к Brent на спотовых торгах с поставкой в Северо-Западной Европе составлял в среднем $0,46 за баррель, то в апреле уже Brent торговался к Urals с дисконтом (в $0,21 за баррель), который по итогам первой декады мая увеличился до $0,51 за баррель (здесь и далее – данные Refinitiv, если это не оговорено специально).

Среди причин аномалии – апрельский отказ президента США Дональда Трампа продлевать исключения из санкций в отношении Ирана, благодаря которым восемь стран (в том числе Италия, Греция и Турция) могли после ноября 2018 года импортировать иранскую нефть. В результате морские экспортные поставки нефти из Ирана сократились с 1,7 млн баррелей в сутки (б/с) в марте до 0,9 млн б/с в апреле. В ближайшие месяцы, из-за вступления в силу полного нефтяного эмбарго, объем иранского экспорта снизится еще сильнее, при том что спрос на нефть в Европе будет постепенно нарастать – с 13,95 млн б/с в первом квартале нынешнего года до 14,36 млн б/с во втором и 14,69 млн б/с в третьем, как следует из апрельского прогноза Международного энергетического агентства (МЭА). Это сыграет на руку поставщикам высокосернистой нефти, близкой по своим характеристикам к иранским сортам Iranian Light и Iranian Heavy, которые по содержанию серы (1,46 % и 2,24% соответственно, согласно данным Национальной нефтяной компании Ирана) гораздо ближе к Urals (1,44%, по оценке S&P Global Platts), чем к Brent (0,40%). Поэтому премия Urals к Brent в краткосрочной перспективе может вырасти до $1 за баррель. 

На увеличение ценовой премии будет играть и непосредственно сам инцидент с качеством нефти в нефтепроводе «Дружба»: с одной стороны, он подогревает риски дефицита высокосернистой нефти, на прием которой ориентированы многие европейские НПЗ, а с другой – не ставит под серьезную угрозу надежность экспортных поставок российского сырья, для поддержания которых можно использовать не полностью задействованные терминалы морских портов, в том числе Приморска (Ленинградская область), где в 2018 году объем перевалки нефти (39 млн т) был на треть ниже установленной мощности (60 млн т). До прошлой пятницы единственным исключением был порт Усть-Луга, где, по оценке Refinitiv, за конец апреля и начало мая нефть с повышенным содержанием хлора была отгружена на 15 судов, на борту которых в общей сложности находится чуть более 1,4 млн т нефти (0,5% от общероссийского нефтяного экспорта за 2018 год, согласно данным Минэнерго). Однако нишу Усть-Луги, помимо Приморска, частично могут восполнить «Российские железные дороги», взявшие перед «Транснефтью» обязательства по перевозке в нынешнем месяце дополнительных 100 тыс. т нефти. Благодаря этому по итогам мая вряд ли серьезно замедлится экспорт нефти, который за январь-апрель в годовом выражении увеличился на 5,6% (до 87,7 млн т, согласно данным Минэнерго). 

В результате ценовая аномалия в виде премии Urals к Brent будет наблюдаться и в течение ближайшего месяца. Правда, в дальнейшем ее сохранению может помешать сдвиг российского нефтяного экспорта на Восток: если в 2015 году на Китай приходилось 16,6% экспорта нефти из России, то в 2017-м – уже 21,6%, как следует из данных BP. Из-за этого у компаний при поставке нефти в Европу остается все меньше возможностей для смешивания Urals с менее сернистым западносибирским сортом Siberian Light (содержание серы – 0,57%, согласно данным S&P Global Platts), при том что восточносибирский сорт ESPO (0,5%) экспортируется преимущественно в Китай, а сахалинский Sokol (0,18%) – в Южную Корею. Учитывая планы «Транснефти» увеличить к 2020 году мощность трубопровода «ВСТО-2» с нынешних 44 млн до 50 млн т, роль Китая в экспорте нефти и дальше будет возрастать. Поэтому со временем у европейских потребителей может возникнуть больше вопросов к качеству российского сырья, что негативно отразится на котировках Urals. Однако это – вопрос долгосрочной перспективы. В оставшиеся же недели мая Urals продолжит торговаться с премией к Brent.