Инвесторы надеялись на конструктивный исход торговых переговоров между США и Китаем, который до настоящего момента, по их мнению, имел только два варианта: либо соглашение будет достигнуто, либо нет. Однако все осложнилось, после того как на прошлой неделе правительство США предприняло действия против китайской компании Huawei, что привело к эскалации торгового конфликта. Google объявил о том, что следующие поколения смартфонов компании не будут получать обновления Android. Китайский рынок акций опустился до 3-месячных минимумов, а курс USDCNY, который рынки считают достаточно точным индикатором прогресса в торговых переговорах, поднялся до 6,92. По данным Bloomberg, в последний месяц иностранные инвесторы рекордными темпами продавали китайские акции класса А.

По мнению участников валютного рынка, превышение курсом USDCNY отметки 7,00 должно либо спровоцировать неконтролируемый отток капитала с китайского рынка, либо повысить дезинфляционные риски для азиатских торговых партнеров Китая. Ослабление юаня считается индикатором снижения аппетита к риску. Президент США Дональд Трамп, судя по всему, вполне уверенно чувствует себя в противостоянии с Китаем, и считает, что в торговом споре победителем окажутся США, даже несмотря на многочисленные исследования, которые свидетельствуют о том, что связанные с введением пошлин расходы негативно отразятся на американских потребителях. Естественно, не следует забывать, что помимо чисто экономического измерения противостояние США и Китая – это в том числе и соперничество за политическое и военное превосходство. Что касается денежно-кредитной политики, то, по мнению Трампа, в случае резкой коррекции на рынке акций США Федрезерв должен будет последовать примеру Народного банка Китая и начать в той же степени снижать процентные ставки. 

Сегодня стоит обратить внимание на выступления главы ФРС Джерома Пауэлла и его заместителя Ричарда Клариды. В то время как Кларида является сторонником более «терпеливого» подхода к принятию решений в сфере денежно-кредитной политики, рынки облигаций закладывают низкие темпы экономического роста и инфляции, которые предполагают снижение ставок регулятором. И это может произойти раньше, чем ожидается. Следующее заседание Комитета ФРС по денежно-кредитной политике состоится 19 июня. Европейские долговые рынки придерживаются аналогичного мнения, не разделяя оптимизма главы ЕЦБ Марио Драги, по мнению которого снижение инфляции, равно как и низкие темпы экономического роста, представляют собой временное явление. Доходность 10-летних облигаций Германии на уровне —0,08% говорит об обратном.

Растущая неопределенность, связанная с повышением торговых пошлин и их влиянием на глобальные цепочки поставок и инвестиции, говорит скорее об ухудшении, а не об улучшении перспектив мировой экономики. Правда, согласно последним данным, ВВП еврозоны и Германии в 1к19 вырос на 0,4% к/к, а ВВП Японии – на 0,5% к/к, хотя потребительские расходы в стране сократились на 0,1% к/к. Обозреватель Financial Times Гэвин Дэвис отметил сегодня утром в своем блоге, что «Япония стала главной жертвой сбоев в азиатских цепочках поставок, произошедших в результате торговой войны между США и Китаем». Дэвис полагает, что из-за последнего повышения пошлин на китайский импорт со стороны США реальный ВВП Японии в следующие два года может снизиться на 0,2%.

Ущерб как таковой относительно невелик – согласно многим оценкам, воздействие повышенных пошлин на мировую экономику будет умеренным. Хорошая новость заключается в том, что Дональд Трамп отложил на шесть месяцев введение пошлин на автомобили производства стран ЕС и Японии. Помимо этого, отмена пошлин на импорт стали и алюминия из Мексики и Канады будет способствовать заключению торгового соглашения между США, Мексикой и Канадой (т.н. NAFTA2). Профессор Нил Фергюсон из Института Гувера отмечает, что США вели протекционистскую политику в течение приблизительно 150 лет с самого момента своего снования (знаменитое Бостонское чаепитие было реакцией американских колонистов на тарифную политику британской короны). Интересно, что с 1789 г. ввоз сахара в США всегда облагался пошлинами. До гражданской войны в США южные штаты торговали свободно, поскольку в значительной мере зависели от экспорта хлопка, а северные штаты, где была сосредоточена обрабатывающая промышленность, склонялись в пользу «американской системы», основанной на протекционизме. Пошлины не повлияли на темпы роста экономики США в 19-м веке. Фергюсон также отмечает, что закон Смута-Хоули 1930 г., который некоторые специалисты по истории экономики считают причиной начала Великой депрессии (хотя она была больше связана с сокращением денежной массы Федрезервом), предусматривал лишь небольшое повышение пошлин по сравнению с уровнями предшествующего десятилетия. Эпоха свободной торговли по настоящему началась лишь после Второй мировой войны, когда ставки пошлин начали постепенно снижаться. Теперь эта эпоха, возможно, заканчивается.

Банк Японии, не желая рисковать в свете возможных негативных последствий торгового конфликта между США и Китаем, по итогам заседания 25 апреля объявил о намерении сохранить процентные ставки без изменений по меньшей мере до весны 2020 г. Дэвис считает, что «японский центробанк, по-видимому, исчерпал возможности воздействия на экономику через монетарную политику». По его мнению, главная проблема японской экономики состоит в том, что инфляционные ожидания устойчиво держатся на нулевом уровне. В этих условиях японским властям, возможно, придется отказаться от выдвинутой в октябре идеи повысить налог на потребление с 8% до 10%.

Завтра ОЭСР опубликует очередной экономический обзор, и есть большая вероятность, что прогноз роста глобального ВВП в нем будет пересмотрен в меньшую сторону. Согласно консенсусным оценкам, в нынешнем и следующем году этот показатель не превысит 3,0–3,5%. Опережающие индикаторы, рассчитываемые ОЭСР, указывают на замедление роста в большинстве ведущих экономик мира. Риск с точки зрения прогнозов ОЭСР заключается в том, что в 2020 г. никакого восстановления в мировой экономике не произойдет вовсе, или же оно будет менее значительным, чем ожидается. Основной акцент, как мы полагаем, ОЭСР сделает на рисках, связанных с сохраняющейся напряженностью в торговой сфере, высоким уровнем неопределенности в области монетарной политики и дальнейшим снижением уровня уверенности бизнеса и потребителей. 

В свою очередь Джеффри Снайдер из Alhambra Investments подчеркивает, что снижение темпов экономического роста и связанная с этим перспектива рецессии в мировой экономике являются следствием дефицита долларовой ликвидности, возникающего в мировой системе долларового кредитования, особенно в условиях сокращения баланса банков. Банк международных расчетов (БМР) напоминает о высоких темпах роста мировой торговли, сохранявшихся до финансового кризиса 2007–2008 гг. Хотя сразу после кризиса темпы роста мировой торговли вновь начали восстанавливаться, возвращения к докризисным уровням так и не произошло, а начиная с 2011 г. в процентном отношении к глобальному ВВП его значение стало снижаться. БМР указывает на прямую взаимосвязь между глобальными производственными цепочками и ситуацией в мировой банковской системе. При ухудшении финансовых условий, особенно в случае снижения уровня долларовой ликвидности, наиболее длинные и разветвленные цепочки перестают быть экономически эффективными. Также БМР обращает внимание на то, что кредитование в долларах обычно растет быстрее в условиях слабого доллара, в то время как при крепком долларе его объем сокращается.

На этом фоне недавнее обострение торгового спора между США и Китаем может оказать дополнительное давление на мировую торговлю, оборот которой и так сокращается, подорвав надежды на восстановление глобальной экономики. Такое положение дал негативно отражается на состоянии рынков акций, повышая риск резкой коррекции. Подобные опасения находят отражение в динамике облигаций ведущих стран, посылая центробанкам сигнал о необходимости не ждать, а как можно скорее приступить к смягчению монетарной политики.