Пятничная эпопея со вторым пакетом санкций по делу Скрипалей завершилась не в пользу России. Изменение условий реализации закона о противодействии применения химического и биологоческого оружия (CBW Act) позволило с одной стороны сузить набор потенциальных санкционных мер с 6 до 3, из которых два касаются ограничений финансирования. С другой, передало право принимать решения по данному вопросу Госдепу и Минфину США, и они не стали откладывать реализацию мер в дальний ящик.

Как мы не раз писали, ограничение канала финансирования (и передачу технологии) по линии международных банков развития не является болезненной мерой для российской финансовой системы. В равной степени, полагаем отсутствие серьезных последствий в ограничении экспорта химических и биологических товаров двойного назначений. Однако последнее, третье ограничение напрямую затронуло возможность правительства России привлекать «нерублевое» финансирование на рынке еврооблигаций.

Здесь стоит учесть ряд критических условий, которые означают отсутствие существенных угроз:

— Ограничение распространяется только на американские финансовые институты (и их дочерние компании за пределами США), а также на дочерние компании иностранных финансовых институтов, ведущие деятельность на территории США. То есть критерий экс-территориальности транснациональных финансовых групп не был использован в определении санкций.

— Под ограничение попадает лишь первичный рынок. Операции на вторичном рынке не попадают в сферу ограничений, равно как и уже имеющиеся позиции американских инвесторов. Соответственно, даже несмотря на попадание под определение US Banks американских инвестиционных фондов, вторичный рынок для них не закрыт «буквой закона».

— В список правительственных имен попали только Минфин, Национальный Фонд Благосостояния и Банк России. Госкомпании, российские институты развития (ВЭБ.РФ) и прочие юридические лица не вошли в список подсанкционных лиц, согласно расшифровке действий Минфина США.

Мы полагаем, текущие ограничения будут иметь минимальные последствия для рынка валюты и суверенного госдолга. Как минимум,  ясность относительно текущих санкционных действий США на некоторое время снижают неопределенность для рынка ОФЗ. В результате, любая коррекция сегмента в рамках пятничного движения доходностей (+10-15бп) и текущей подстройки под ослабление рубля могут в скором времени быть отыграны. Для рынка еврооблигаций также видится умеренный сценарий после подстройки доходностей под ограничения – лимитированное предложение долларового долга со стороны России будет иметь позитивное структурное влияние на рынок, особенно в условиях продолжающегося падения базовых ставок.