В марте рубль, вероятно, будет торговаться около 67 за доллар, т. к. центробанки готовы действовать, чтобы ослабить последствия эпидемии коронавируса.

В феврале рубль был подвержен сильной волатильности. В первой половине месяца российская валюта дорожала вслед за рискованными активами, т. к. участники рынка надеялись, что эпидемию коронавируса удастся быстро сдержать. Кроме того, ЦБ РФ принял решение о продаже твердой валюты, которую он получит из ФНБ за свою долю в Сбербанке в ближайшие три-семь лет.

Однако с 20 февраля, когда стало известно о быстром распространении коронавируса за пределами Китая (в первую очередь в Южной Корее), рубль упал на 4% и показал второй с конца результат среди ликвидных валют развивающихся рынков (худшая динамика была у мексиканского песо). Волатильность рубля была одной из самых высоких среди аналогов, несмотря на то что фундаментальные макропараметры России остаются одними из самых сильных.

Резкая реакция рубля, вероятно, прежде всего обусловлена тем, что он более года опережал другие валюты развивающихся рынков, а также тем, что российская экономика значительной степени зависит от Китая. На наш взгляд, падение российской валюты было вполне оправданным, т. к. нефть Брент подешевела до $50/барр., а большинство валют развивающихся рынков ослабло на 2-3%.

По нашему мнению, сбалансированный курс сейчас составляет 67 руб. за доллар, и в марте российская валюта может стабилизироваться около этой отметки, т. к. регуляторы во всем мире начинают оказывать поддержку рынкам.