По нашим оценкам, в 2020 г. при цене нефти Urals 37 долл./барр. российские нефтяные компании благодаря введенному в 2019 г. НДД могут сэкономить до 1,1 млрд долл., если сравнивать с традиционным режимом налогообложения. Ключевыми бенефициарами НДД являются Газпром нефть и Лукойл, EBITDA которых в 2020 г., по нашим расчетам, только благодаря НДД может оказаться на 17% и 3% выше соответственно. В долгосрочной перспективе НДД отрицательно сказывается на приверженности эффективности затрат нефтяной отрасли. Объем выпадающих из-за НДД доходов бюджета согласуется с нашей оценкой. Стоит отметить, что потенциальное повышение НДПИ увеличит налоговые платежи для новых месторождений, переведенных на НДД, таких как Новопортовское (Газпром нефть), Юрубчено-Тохомское и Тагульское (Роснефть) и Пякяхинское (Лукойл). Учитывая отсутствие подробностей относительно повышения НДПИ, нам представляется невозможным рассчитать финансовый эффект на эти компании. Тем не менее мы полагаем, что в наиболее проигрышной ситуации в данном случае окажутся Газпром нефть и Роснефть.

Что касается демпфера, то, по нашим оценкам, его размер в 2020 г. может достичь 6,3 млрд долл., уменьшив суммарную EBITDA интегрированных нефтяных компаний примерно на 23%. Сильнее всего от этого пострадает Газпром нефть, у которой более значительная доля бизнеса приходится на внутренний рынок моторного топлива. В ее случае негативный эффект составит порядка 45% EBITDA. На наш взгляд, если предлагаемые изменения будут реализованы, это негативно повлияет на фундаментальные характеристики отрасли. Одним из наших аргументов против введения НДД было то, что мы изначально опасались возникновения ситуации, при которой правительство столкнется с неэффективностью и проблемами в администрирования данного налога. Мы считали, что в этом случае оно наверняка попытается компенсировать недополученные доходы, причем не самым удачным для компаний образом и не в самое удачное время. Именно это мы и наблюдаем сейчас, когда нефтяная отрасль оказалась под давлением со стороны резко ухудшившейся макроэкономической ситуации, налоговых изменений и ограничений в рамках соглашения ОПЕК+.