Последний раз ЦБ Китая снижал базовую ставку (LPR) 20 апреля. Тогда ее уменьшили 0,2%, до 3,85%. LPR влияет на стоимость заимствований на корпоративном рынке и кредитную ставку на рынке розничного кредитования. 22 июня Народный банк Китая принял решение оставить показатель без изменений.

Накануне в Бразилии ключевая ставка была понижена до нового исторического минимума 2,25%, а Банк России 19 июня снизил ключевую ставку до 4,5%. Однако это не значит, что регулятор КНР не использует инструментов смягчения денежно-кредитной политики (ДКП). Китай не остался в стороне от глобальных трендов. На прошлой неделе, снизил ставку 14-дневного обратного репо с 2,55% до 2,35% и влил тем самым в денежный рынок страны 70 млрд юаней ($9,88 миллиарда). Также были проведены очередные аукционы репо с другими сроками.

На минувшей неделе регулятор оставил ставку по кредитам, выдаваемым в рамках программы среднесрочного кредитования (MLF), на уровне 2,95%, а по пятилетним кредитам на уровне 4,65%. Пятилетняя ставка существеннее влияет на розничную ипотечную.

Вопрос, достаточно ли снижение ставки лишь по 14-дневному репо, остается дискуссионным, ведь в помесячном выражении в стране фиксируется дефляция. Индекс потребительских цен в апреле снизился на 0,9%, в мае — на 0,8%, индекс цен производителей опустился на 3,1% в апреле и на 3,7% в мае. В годовом выражении рост потребительского ИПЦ составил лишь 3,3% в апреле и 2,4% в мае.

Текущие меры монетарного стимулирования привели, в частности, к увеличению в мае агрегата денежной массы M2 (наличные средства в обращении и остатки на счетах) на 11,1% г/г. Впрочем, в прошлом году рост денежной массы был выше.

В ближайшее время дефляция способна стать реальной угрозой экономическому росту страны, что может вылиться в дополнительное смягчение ДКП. Вероятно, решение в целом сохранить параметры ДКП 22 июня связано с ожиданием временного характера влияния ограничительных мер на экономические показатели, в том числе на импорт, падение которого в мае составило 16,7% г/г. Именно слабый импорт является мощным дезинфляционным фактором. По итогам июня ожидаем смену тенденции и повышение объема импорта в помесячном выражении. Впрочем, дополнительное стимулирование проводится в фискальной, социальной и других сферах, что оставляет пространство для монетарного маневра в случае необходимости.