Вопрос энергетической безопасности Турции стоит не менее остро, чем в Европе. Газ, как и другие углеводороды — стратегический ресурс, поставки которого обговариваются с участием правительств стран импортеров и экспортеров, а сами соглашения увязываются с другими экономическими и политическими вопросами.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган зарекомендовал себя жестким переговорщиком, готовым сотрудничать, но при этом руководствоваться в большей степени национальными, а не экономическими интересами. Заявление о том, что в территориальных водах Турции обнаружено крупнейшее для этой страны месторождение может стать важным козырем в ходе переговоров с Газпромом о ценах на газ. Несмотря на стремление России нарастить поставки в Турцию с 2017 года, они сокращаются. Тогда они достигали 30 млрд кубометров газа. Для Газпрома страна была вторым по величине закупок покупателем газа после Германии. В 2020 году помимо «Голубого потока» был запущен второй газопровод, «Турецкий поток», существенно большей мощностью, 31,5 млрд кубометров газа. Также ещё в 2012 году началось строительство «Южного потока» в 4 раза большей мощностью, чем «Голубой поток» первоначально (62 млрд кубометров газа), впрочем, главной целью его строительства была транзит газа в южную Европу, и под давлением Еврокомиссии он был заморожен. В 2017 году примерно две трети газа Турция импортировала из России (30 млрд кубометров). Диверсифицировав поставки за счёт иранского и азербайджанского газа, Турция в 2019 году дополнительно сократила закупки из России до 15,5 млрд кубометров. А в первом полугодии текущего года до 4,7 млрд кубометров, впрочем, это также связано с потреблением в период пандемии. Альтернативой для Турции стали также закупки СПГ (10% потребления).

Предварительная оценка обнаруженного в Чёрном море месторождения (320 млрд кубометров), говорит о том, что его можно отнести к крупным. Возникают большие сомнения рентабельности добычи в море. Оценить экономику проекта пока невозможно из-за отсутствия информации даже о глубине, на которой обнаружено месторождение. Заявленный срок разработки месторождения до момента начала добычи, 3 года, выглядит через чур оптимистично.

«Газпрому» пока не о чем волноваться. Волатильность поставок в Турцию и так чрезвычайно высока, и новость о гипотетической добыче в Черной море влияет на поставки в меньшей степени. Для российской газовой монополии гораздо важнее вопрос глобальной цены на газ. Ещё в июне она находилась на минимумах с 2014 года. Сейчас цены восстанавливаются вместе с ростом стоимости нефти. Котировки фьючерсных контрактов на поставку газа достигли средних значений 2019 года. Также с приближением зимнего периода в Северном полушарии они могут продемонстрировать максимумы с 2018 года. Низкие цены на газ не стали новой «нормальностью» для мировой экономики. Заявление главы Турции можно в большей степени отнести к политическим, целью является подчеркнуть возможность энергетического суверенитета.