По данным отчета о платежном балансе по итогам 3к’20, опубликованном Банком России в конце прошлой недели, можно сделать вывод о продолжающейся адаптации экономики к пониженному спросу на сырье и падению спроса на трансграничные перелеты:

(1) Наибольшее изменение претерпела структура экспорта: доля нефтегазовых доходов снизилась до 39.9% по итогам 3к’20, тогда как «докризисной» нормой были 55-57%. Несмотря на рост сырьевых цен и объемов добычи нефти в рамках сделки ОПЕК+, наибольший вклад в изменение экспортных доходов внесли «прочие» компоненты, в числе которых другие виды сырьевого экспорта (металлы и золото), а также несырьевые компоненты,

(2) Профицит торгового баланса удалось сохранить вблизи уровней 2к’20 ($17 млрд против $15.3 млрд кварталом ранее). Однако импорт продолжил расти, в соответствии с сезонной моделью,

(3) Профицит текущего счета составил $2.5 млрд (-$0.5 млрд кварталом ранее). Тем не менее, основной вклад в формирование профицита внесли пониженный дефицит баланса услуг (-$3.1 млрд, показатель остался вблизи уровня 2к’20, что значительно меньше —$11.5 млрд в 3к’19) и выплаты инвестиционных доходов (-$9.0 млрд, что заметно ниже выплат 3к’19). 

В составе баланса услуг стрессовую динамику демонстрируют статьи поездок, оставаясь заметно ниже уровней прошлого года как по входящему, так и исходящему трафику из-за ограничений на трансграничные перелеты. Отставание выплат инвестиционных доходов в 3к’20 от 3к’19 мы, тем не менее, связываем с переносом выплат дивидендов Сбербанка на октябрь, а не с изменением баланса выплачиваемых и получаемых доходов.

В составе капитального счета стоит отметить чистые выплаты по внешнему долгу и продажу активов со стороны банков и нефинансовых компаний. Чистое снижение обязательств нефинансовых компаний составило $11.9 млрд, из которых на «прочие» компоненты пришлось $10 млрд. Возможно, это погашение краткосрочных долговых обязательств, так как похожие показатели, но с обратным знаком, фигурировали в 2к’20. Банки продали активы на $8.7 млрд, в число которых, вероятно, входили краткосрочные депозиты и запасы иностранной валюты. На стороне нефинансовых компаний изъятие прямых инвестиций ($-4.5 млрд) контрастировало с покупкой прочих активов ($3.7 млрд).

Мы видим текущую структуру платежного баланса довольно сбалансированной на фоне сохраняющихся ограничений на трансграничные перелеты и сезонное повышение спроса на нефтегазовые ресурсы. Более того, волатильность валютного курса в последние месяцы могла снизить привлекательность импортных товаров, что будет способствовать ускорению роста торгового баланса до $22-25 млрд и позволит нарастить профицит текущего счета до $7-10 млрд в 4к’20.