Первые данные от Росстата об изменении ВВП в год «великого карантина» показали неожиданный результат. Сокращение активности составило всего 3.1% г/г, что оказалось лучше консенсус-прогноза (-3.8% г/г) и наших ожиданий (-4.3% г/г). Таким образом, российской экономике удалось продемонстрировать лучший результат, по сравнению с ожидаемым сокращением мировой экономики (SG: —3.6% г/г) и большинством развитых стран.

В разрезе потребления основной вклад в сокращение ВВП, как и следовало ожидать, внесло потребление домашних хозяйств (-8.6% г/г, —4.7 пп к итоговой оценке сокращения ВВП). При этом государственные расходы заметно опередили прогнозы, показав прирост на 4.0% г/г (+0.7 пп). Заметно лучше ожиданий оказался показатель инвестиций в оборудование (-6.2% г/г, —1.4 пп), а оценка прироста запасов, напротив, сократилась, в сравнении с предыдущим годом (+0.4 пп, +0.6 пп годом ранее). Чистый экспорт внес ощутимый вклад (+2.0 пп) на фоне опережающего сокращения показателя импорта (-13.7% г/г).

В отраслевом разрезе наибольший отрицательный вклад внесли добыча полезных ископаемых (-0.9 пп), транспортировка и хранение (-0.7 пп), оптовая и розничная торговля (-0.4 пп) и деятельность гостиниц и предприятий общепита (-0.2 пп). Обрабатывающая промышленность, строительство и операции с недвижимостью остались практически неизменны с прошлого года, что обеспечило их поддержку в столь трудный период. Вклад финансовых операций (+0.4 пп) и услуг госсектора (+0.2 пп) остался положительным.

Подобная картина продемонстрировала нам минимум три факта, достойных внимания. 

Во-первых, устойчивость российской экономики была достигнута за счет того, что в обычные годы можно было отнести к ее слабости – высокая доля госсектора и, наоборот, низкая доля малых и средних предприятий; отставание сферы услуг от мировых паттернов. При слабых стимулах для развития последних, восстановительная фаза может пройти на «холостых» оборотах, вернув экономику к ее потенциалу роста (2.0-2.5% в год) уже с 2022 года. 

Во-вторых, разрыв выпуска с потенциальным ВВП, очевидно, оказался намного меньше ожиданий и прогнозов Банка России. Восстановительная фаза роста экономики в сочетании с ускорением инфляции в ближайшие кварталы может потребовать от регулятора комплексной переоценки траектории экономики и переосмысления принципов стимулирующей политики.

В-третьих, высокая чувствительность внутреннего спроса к импорту (в первую очередь, потребительского) на этапе восстановления экономики будет нести негативные последствия для роста экономики. В дополнение к этому, сворачивание стимулирующей бюджетной программы быстрыми темпами будет усиливать сдерживающий эффект на прирост ВВП в 2021 году и последующие годы (Росбанк: +2.7% г/г в 2021 году, +2.0% г/г в 2022 году).