За прошедшую неделю объем остатков на корсчетах в среднем вырос до 3.6 трлн руб. (на утро вторника 3.7 трлн руб.), при этом состояние рынка фондирования не соответствует ожиданиям.

Навес ликвидности мог бы оказать давление на ставки фондирования и повысить интерес к депозитным операциям Банка России. Однако ни одна из предпосылок не соответствует наблюдениям: ставка Ruonia о/н (4.45%) продолжает устойчиво держаться вблизи ключевой ставки, а интерес к недельному депозиту и аукциона КОБР на прошлой неделе крайне низким (что привело к возврату ликвидности на корсчета в объеме 0.6 трлн руб.).

Кроме того, банки активно привлекали срочные инструменты депо и репо Минфина (+0.4 трлн руб.) и вчера показали заметный переспрос на аукционе 1-месячного репо с Банком России (0.36 трлн руб. против лимита 0.1 трлн руб.). В результате профицит структурной ликвидности заметно сократился, опустившись ниже 1.0 трлн руб. с 1.5 трлн руб. в прошлый понедельник.

Подобная тактика банков может свидетельствовать о спросе на ликвидность в целях заблаговременного пополнения резервов перед майскими праздниками. Сектор уже столкнулся со спросом на наличность (традиционный всплеск перед майскими праздниками) и с начала месяца выдал наличность на 0.26 трлн руб.

Одновременно с этим, расходование средств бюджета идет довольно низкими темпами по сравнению с объемами уплаты налогов в марте и предполагаемыми выплатами в апреле: средства остаются доступными лишь в виде срочных инструментов депо и репо с Казначейством. Поэтому пополнение остатков имеет определенный смысл до начала мая, когда сокращенный график работы рынков может привести к ухудшению условий фондирования.

Дополнительно может сказываться завершение 1 апреля периода послаблений по резервным требованиям по ссудам, утратившим качество в период пандемии, а также льготных условий по предоставлению безотзывной кредитной линии (БКЛ). Оба фактора могут иметь опосредованное влияние на текущие запасы ликвидности в системе, однако существенного прямого эффекта от них мы не ожидаем.