Пятничный пакет данных, несмотря на смешанный горизонт отчетов, подтвердил сильный восстановительный импульс в российской экономике.

Самый «быстрый» индикатор – отчет Ассоциации Европейского Бизнеса о продажах автомобилей – показал прирост на 133.8% г/г по итогам мая (против 290.4% г/г в апреле и консенсуса 127.9% г/г). Статистика, конечно, искажена «эффектом пандемии», то есть провалом продаж на этапе действия карантина в прошлом году, а также переносом потребления на более ранние сроки из-за «ценового ажиотажа» в последние месяцы. Подобный рост может стать весомым аргументом для ужесточения процентной политики. Однако чего стоит опасаться, так это стагнации или провала сегмента в 2п’21 после насыщения спроса.

Остальной статистики – от Росстата – к сожалению, недостаточно для оценки масштабов потребительского бума. По итогам апреля прирост оборота розничной торговли составил 34.7% г/г, однако за пределом эффекта базы прошлого года – лишь 0.3% м/м. При этом в составе компонент торговля продуктами питания сократилась на 0.7% м/м (7.6% м/м в марте), а непродуктовыми товарами — выросла лишь на 1.1% м/м (10.7% м/м в марте). Спрос на услуги вновь сократился (-2.2% м/м против +4.2% м/м в марте). Все вместе оставляет довольно много вопросов относительно устойчивости восходящего тренда.

Последним аккордом стала статистика по динамике реальной заработной платы – прирост на 1.8% г/г в марте (данные выходят с длительным лагом) был поддержан считаным количеством отраслей частного сектора. В числе наиболее бурно реагирующих сегментов – обрабатывающая промышленность, строительство, цифровые услуги, гостиничный бизнес. Все это указывает на структурную перестройку рынка труда, однако не сигнализирует всеобщей эйфории и ставит под сомнение «инфляционную спираль» на горизонте ближайших кварталов.