Банк России повысил ключевую ставку на 50 бп (до 5.50% годовых). Изменение набора предпосылок с апрельского заседания по текущий момент – один из ключевых аргументов принятого решения об ужесточении процентной политики, а также ужесточения риторики. По мнению регулятора, доминантой текущей ситуации в экономике является стремительная скорость ее восстановления, движимая внутренним спросом и, как следствие, усиливающая ценовые перекосы и ожидания. В результате экономика может достичь предкризисных уровней уже к середине 2021 года, однако последующая траектория ввиду ограниченного производственного потенциала будет сопровождаться проинфляционными рисками. Под этим тезисом мы понимаем ответ Банка России на глобальную дискуссию об инфляции «переходного периода», то есть полагаем, что он рассматривает ее, скорее, как устойчивую проблему.

И все же жесткость риторики, на наш взгляд, не стоит расценивать как «безусловную». На это намекает ответ на один из вопросов в ходе пресс-конференции о рассмотренных вариантах повышения ставки. Сценарий повышения ставки сразу на 100 бп не получил развития. Во-первых, пятничное решение не стоит рассматривать в отрыве от уже реализованного ужесточения политики с начала года (в марте-апреле +75 бп), что с учетом временного лага будет усиливать свое влияние к концу 2021 года. Во-вторых, нетипичная сезонная динамика цен усложняет оценки масштабов «инфляционного сюрприза», а быстрое ужесточение политики де-факто бессильно перед краткосрочными шоками. В этой связи наиболее подходящей тактикой остается критическое оценивание новых выходящих данных, притом предстоящий урожайный сезон может оказать заметное позитивное влияние на динамику годовых оценок инфляции и ожиданий потребителей.

Ожидания относительно июльского заседания смешаны – набор вариантов для ужесточения политики остается широким, что позволяет нам придерживаться базового сценария повышения ставки на 25 бп. Однако мы не исключаем альтернатив (более или менее жестких действий) в случае неординарных статданных.