МОСКВА, 14 ноя ПРАЙМ. Около 1 триллиона рублей ушло с банковского рынка на рынок лизинга, таким образом банки уводили риски со своих балансов, предоставляя финансирование за счет лизинговых компаний, сообщил замминистра финансов РФ Алексей Моисеев газете "Ведомости".

"Проблема в том, что банки понимают, что какие-то компании они не могут кредитовать со своего баланса, поскольку ЦБ потребует создать резервы. Фактически банки используют лизинговые компании для того, чтобы уйти от банковского надзора. Ведь можно вложить средства в капитал (лизинговой) компании, создать один раз резервы, а дальше работать с кем угодно – рынок сейчас не регулируется", - пояснил он.

Представитель ЦБ сумму в 1 триллион рублей подтвердил – столько приходится на дочерние лизинговые компании банков. Они есть у подавляющего большинства крупнейших банков, говорит представитель ЦБ, как правило, даже не одна, а группа компаний: "Потенциально объемы активов могут быть выше, поскольку некоторые банки предпочитают создавать компании через офшорные центры, демонстрируя отсутствие формальной аффилированности с ними".

Банки активно используют эту схему из-за особенности учета и отчетности лизинговых компаний, объясняет он: они должны формировать резервы на возможные потери по просроченной дебиторской задолженности, а не исходя из кредитного качества клиента и ожидаемых потерь. Лизинг легко переоформить в аренду или срочную дебиторскую задолженность, у лизингодателей нет ограничений по концентрации, в том числе на собственников, перечисляет представитель регулятора.

"Через лизинговые компании с низкими собственными средствами или капиталом около нуля банки могут реализовать больше кредитов, нежели с собственного баланса напрямую", – указывает он. Кроме того, лизинг удобен для реструктуризации задолженности: залог переходит в собственность банка и возвращается клиенту в форме лизинга.

Многие компании создаются лишь для получения налоговых льгот, говорит Моисеев: в год ликвидируется до 100 компаний, причем уже на этапе второй сделки. "После истории с "Трансаэро" мы озаботились вопросом лизингового рынка и поняли, что реально не знаем, сколько лизинговых компаний. У многих нет в названии слова "лизинг", а на самом деле они им занимаются. Скорее всего, на рынке есть такие же крупные риски, как "Трансаэро", но мы сейчас не знаем об этом. В ситуации с "ВИМ-авиа" мы опять же не знаем, что будет", – признает замминистра.