МОСКВА, 20 сен — ПРАЙМ, Мария Балюк. За добросовестной конкуренцией на российском банковском рынке следит не только Центральный Банк, но и Федеральная антимонопольная служба.  В интервью агентству "Прайм" замглавы ФАС Андрей Кашеваров рассказал, почему банки скоро должны перестать брать комиссию за перевод средств между своими региональными отделениями, возможно ли ограничить участие знаменитостей в рекламе финансовых услуг, а также, сколько подделок с символикой FIFA было найдено в ходе проверок.

Прошел Чемпионат мира по футболу, мероприятие было очень обширное. На сайте ФАС были многочисленные сообщения о нарушениях использования логотипа FIFA и ЧМ. Сколько всего было выявлено нарушений использования бренда FIFA и ЧМ?

— Те данные, которые я сейчас назову, будут предварительными, так как и FIFA, и мы будем подводить окончательные итоги чуть позже. При этом FIFA фиксировала нарушения как в России, так и в других странах, поэтому, статистика достаточно разнообразная. Если обратиться к цифрам, то в России была пресечена продажа 1,2 миллионов единиц товара, который можно назвать контрафактной продукцией. Для сравнения, в период проведения Олимпийских игр таковых было 2 миллиона. Представители FIFA одной из причин такого снижения назвали хорошо выстроенную информационную политику в части защиты своих имущественных прав. 

Всего было выявлено порядка 1,8 тысяч фактов нарушений. При этом, если говорить непосредственно о ФАС, то мы возбудили 84 дела. Многие из них касаются продажи товаров с символикой Чемпионата мира, либо размещения символики на сайтах, витринах, при оформлении офисов. Из упомянутых 1,8 тысяч дел, МВД возбудило 1460 административных дел. Федеральная таможенная служба пресекла ввоз контрафактного товара в размере 510 тысяч единиц, подавляющая часть которых была из Китая. При этом 52 тысячи единиц товара обнаружено в багаже физлиц.  Сейчас ФТС на таможне продолжает останавливать в день порядка 1000 единиц контрафактного товара. 

Также FIFA зафиксировала 400 случаев нарушения продаж билетов более чем в 50 странах мира. Причем в России зафиксирован 61 случай, в Мексике – 60, в Марокко – 44, в Аргентине – 30, в Колумбии и Тунисе – по 17 случаев. 

В период подготовки и проведения первенства был зарегистрирован 81 товарный знак: 64 по национальному законодательству и 17 по международному. При этом были заключены лицензионные соглашения с 28 юридическими лицами, 55 выданы сублицензии, зарегистрировано 22 промышленных образца. 

Важно отметить, что эти знаки зарегистрированы сроком на 10 лет. То есть независимо от того, что Чемпионат мира закончился, введение в оборот на территории России товаров с символикой FIFA организациями, не являющимися официальными спонсорами и не имеющими соответствующих лицензионных соглашений, будет таким же нарушением закона. И мы будем продолжать осуществление соответствующего контроля.

- Еще вы сказали, что больше всего нарушений было зафиксировано в городах проведения Чемпионата мира. А можно все-таки как-то оценить, в каких регионах было больше нарушений, в каких меньше?

— Понятно, что наибольшее количество нарушений было в Москве, потому что все потоки шли через нее, и производители контрафактной продукции были ориентированы на московский рынок. На втором месте Санкт-Петербург.

- А меньше нарушений в каких регионах?

— В Саранске.

- Вы озвучили предварительные итоги. А когда будут подведены окончательные?

— До конца года. 

- Расскажите, как повлиял Чемпионат мира на состояние конкуренции в России? Например, на ритейл?

— Здесь, скорее всего, можно говорить об увеличении объема продаж. Я бы сказал, что на конкуренцию это влияния не оказало. FIFA констатировала, что в двух километровой зоне от стадионов фактически не было выявлено нарушений. Это редчайший случай, впервые в истории.

-  Какие самые интересные, забавные или абсурдные примеры нарушений вы можете привести?

— Например, нанесение на майки слова «ФИФА», где ударение ставится на «И». Нам показывали майки, где знак ударения стоит на первом слоге. Но самое интересное, что в такой транскрипции «фИфа» название организации произносят в английском варианте, а мы, как правило, в русском языке ставим ударение на последний слог. Но что «фифА», что «фИфа» – это нарушение. Тем более, что многие предприниматели стали использовать это обозначение ближе к проведению Чемпионата мира. Эти нарушения, конечно, неоднозначные, но мы ориентировались на позицию FIFA и ее поддержали. 

Помимо этого, символику FIFA использовали в салонах красоты и зубных клиниках. 

- Давайте перейдем к банковскому сектору. Вы говорили в начале этого года, что служба фиксирует нарушение конкуренции в банковском секторе. Изменилось ли что-то с начала года? Что сегодня показывает мониторинг конкуренции?

—  Если говорить о ключевой проблеме на банковском рынке, то с нашей точки зрения она выражается в утвержденных условиях доступа банков к пассивам. Сейчас в этом вопросе есть перекос в сторону госбанков и банков, которые имеют высокий размер собственного капитала. 

И если мы говорим о том, что размер собственных средств приблизительно корреспондируется с долей на рынке, и на региональных рынках так это и происходит, то дальнейшая поддержка со стороны государства этих банков будет еще больше увеличивать эту диспропорциональность в развитии банковского сектора. Выравнивание ситуации и обеспечение справедливого доступа к пассивной базе мы видим через оценку деятельности банков кредитными рейтинговыми агентствами. 

Мы полагаем, что и большой банк, и средний банк могут быть равными, независимо от размера и формы собственности. И если мы в итоге уберем размер собственного капитала и форму собственности из оценки банков при определении возможности их допуска к госресурсам и госпрограммам, то мы создадим условия для развития конкуренции. Это ключевая мера в нашем представлении.

 — На ваш взгляд введение с 2019 года пропорционального регулирования как-то поможет развитию конкуренции?

— Когда велась дискуссия по введению пропорционального регулирования, на каком-то этапе предполагалось, что банки, которые попадут в категории не банков, уже никогда не поднимутся до звания банков. Сейчас этот потолок стерт. По мере своего развития у них есть опция получить банковскую лицензию. Поэтому все зависит от желания собственников, менеджмента банков, которые верят в свое развитие, как они его видят. Так что переход из одной группы в другую не закрыт. Это обеспечивает, на наш взгляд, конкуренцию между всеми. 

 — А ФАС поддерживает ЦБ в такой активной расчистке банковского сектора, которая до сих пор продолжается? 

— Фальсификация отчетности, риск локальных финансовых кризисов… Сказать, что мы против борьбы с этими негативными явлениями, наверное, было бы опрометчиво и неправильно в корне. Ухудшает ли это конкурентную среду? Да, с уходом игроков состояние конкуренции на рынке всегда ухудшается. Но здесь пока получается обратно пропорциональная зависимость: ухудшение конкуренции обратно пропорционально оздоровлению банковской системы.

 — А вы анализировали, в каких регионах сейчас наивысший уровень конкуренции? 

— Традиционно, если говорить о ситуации в разрезе федеральных округов, то в Центральном и Уральском федеральных округах конкуренция более развита. Для Дальневосточного, Северокавказского и Южного федеральных округов характерен более низкий уровень конкуренции. Остальные находятся где-то в середине.

 — Когда банк «Открытие» попал под санацию, ФАС озвучила позицию, что антимонопольная служба, скорее всего, будет против того, чтобы ВТБ покупал "Открытие". Но…

— Стоп. Все не так. Мы не говорили о сделках в отношении конкретных банков, а говорили лишь о необходимости разработки законодательных мер по сокращению темпов огосударствления банковской системы с тем, чтобы снизить связанные с этим негативные эффекты для конкурентной среды на рынке. 

В прошлом году на банковском конгрессе в Сочи звучали идеи ввести максимально возможную совокупную долю участия государства в банковском секторе, зафиксировать ее и запретить приобретение государством кредитных организаций сверх этой доли. 

Мы же высказывали сомнения, обращая внимание на сложности администрирования соблюдения этого ограничения. Поэтому мы констатировали, что легче вводить ограничения и контролировать их соблюдение, если речь будет идти о невозможности прямого или косвенного приобретения государством отдельно взятого банка, если такое приобретение происходит на рынке с развитой конкуренцией.   

Поэтому, пока нет этого формального запрета в законодательстве на приобретение государством или госбанком какого-либо хозяйственного общества, антимонопольные органы могут смотреть на возможность данного приобретения только исходя из того, повлечет ли оно ограничение конкуренции или нет. Именно этот критерий заложен в текущей редакции закона о защите конкуренции как основание, в частности, для отказа в согласовании сделки. 

 — Такой запрет будет закреплен законодательно?

— К обсуждению предлагаются три исключения из этого правила в отношении финансовых организаций: процедуры финансового оздоровления; ситуации, требующие обеспечения доступности финансовых услуг в регионе; и случаи возможного возникновения неблагоприятных внешних и внутренних факторов, способных создавать системные риски с точки зрения стабильности банковской среды или риски, связанные с вопросами безопасности.

- Но все-таки, если вернутся к ВТБ. Госбанк сейчас хочет купить "Возрождение". И глава ВТБ Андрей Костин говорил, что, помимо "Возрождения", банк хочет купить еще один-два региональных банка. Как у вас на это смотрят?

— Мы будем оценивать потенциальные последствия сделки для состояния конкуренции, в том числе производить расчет коэффициентов концентрации на рынке, и на основании результатов такой оценки принимать решение о возможности реализации сделки.

- ЦБ в начале лета сообщал, что задумался о выравнивании тарифной политики в отношении переводов внутри банка и за его пределы. Вы же поддержали ЦБ, назвав нонсенсом комиссию за перевод средств внутри одного банка. Однако, например, глава крупнейшего российского банка сообщал, что Сбербанк в ближайшие годы не планирует отменять комиссии за межрегиональные переводы внутри банка. Будет ли ФАС делать какие-то шаги для разрешения этого "нонсенса"?

— К этому надо двигаться. Это приблизительно также как отмена национального роуминга. Ну вот, вы клиент банка переехали из одного региона в другой, вам, естественно, удобнее обслуживаться в том месте, где вы живете. И у нас вообще финансовые рынки выстроены таким образом, что вам удобнее обслуживаться по месту своего проживания. Даже с развитием интернет-банкинга и так далее, пока этот крючочек остался. 

Я думаю, что по мере развития цифровых технологий, развития того же интернет-банкинга, вот эта комиссионная составляющая отпадет не то, что только экономически даже, а и по смысловому значению.

 — Все равно это потеря дополнительного дохода для банков и они не хотят с этим расставаться. ФАС будет какие-то предложения вносить?

— Когда потребитель платит деньги в виде комиссии банку, у него тоже потеря. Однако в данном случае возникает вопрос: насколько обоснованно взимание комиссии внутри одного банка?

 — Тем не менее, комиссии существуют.

— С развитием технологий, с развитием баз данных удешевляется стоимость продуктов. Почему это удешевление должно идти исключительно в маржу банка, а не тому же потребителю в каких-то пропорциях? Я думаю, что по мере развития технологий смысл этих комиссий теряется. Применительно к вопросу обоснованности взимания внутрибанковских комиссий вопрос в настоящее время анализируется – мы вместе с Банком России проводим опрос кредитных организаций и их объединений на этот счет. По результатам анализа полученной информации и обсуждения можно будет говорить о конкретных инициативах. 

-Вы ранее называли дискуссионной идею ЦБ о введении минимальной ставки по вкладам. Проводились ли переговоры с ЦБ и банками на эту тему?

— Мы договорились при рабочей группе сформировать подгруппу, которая будет, в том числе, изучать вопрос необходимости и возможности введения минимального допустимого размера процентной ставки по вкладам. То есть никаких мер не предпринималось, вопрос находится в стадии обсуждения. Я лично пока не выработал отношения к этой идее. Не могу сказать, что это плохо, но и не могу сказать, что это хорошо. 

 — ФАС и ЦБ выпустили рекомендательное письмо банкам о том, чтобы они не говорили о госучастии в рекламе. Как Вы относитесь к запрету для банков приглашать звезд для съемок рекламы, с такой инициативой выступали депутаты? Поддерживает ли ФАС эту идею? Считаете ли это злоупотреблением доверием клиентов?

— Смотрите, здесь, казалось бы, рекомендации не имеют значение – их можно не выполнять. Но в этой рекомендации есть вполне определенный смысл. Если банки будут продолжать это делать, мы будем это рассматривать как факты недобросовестной конкуренции. Поскольку, по нашему мнению, формально наличие госучастия в уставном капитале банка никакого реального преимущества ему не дает, а, тем не менее, в рамках продвижения услуг, в том числе, в рекламе банков, впечатление о наличии этого преимущества создается.

 Вопрос участия знаменитостей в рекламе финансовых услуг, на мой взгляд, является дискуссионным. Намерение запретить такое участие понятно, но администрировать это практически будет, наверное, невозможно. Для подобного запрета нам необходимо определить критерии для включения в списки лиц, недопускаемых к участию в рекламе. Как определить известность? Если авторы разработают такие предложения, мы готовы их обсуждать. Но пока перспектива введение такой нормы видится достаточно призрачной.

 — А как вы оцениваете конкуренцию на страховом рынке на данный момент? Что может улучшить ситуацию?

— Лучше, чем на банковском, но тоже ухудшается.