САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 28 ноя — ПРАЙМ, Анастасия Сапрыкина. Банк России в феврале этого года объявил о грядущем ужесточении регулирования рынка микрофинансирования, в результате, по оценке самого регулятора, бизнес модель придется менять как минимум каждой пятой МФО. О том, как изменится рынок, какие новые тенденции ЦБ на нем видит, почему "черным" кредитором быть невыгодно и почему некоторые из россиян могут лишиться доступа к микрозаймам, рассказал в интервью агентству "Прайм" директор департамента микрофинансового рынка Банка России Илья Кочетков в рамках XVII Национальной конференции по микрофинансированию и финансовой доступности.

 - Илья Александрович, расскажите, пожалуйста, каковы результаты микрофинансового сектора по итогам 9 месяцев текущего года?

— По состоянию на конец сентября портфель займов всего рынка микрофинансирования составил порядка 253 миллиардов рублей, из которых более 148 миллиардов рублей приходится на микрофинансовые организации, более 56 миллиардов рублей — на кредитные потребительские кооперативы, более 33 миллиардов рублей – на ломбарды, и около 15 миллиардов рублей — на сельскохозяйственные КПК. При этом динамика изменения портфеля разнонаправленная. Где-то портфель достаточно стабилен, например, у КПК. Мы фиксируем, что при сокращении количества участников рынка кредитной кооперации портфель все равно остается в целом такой же, что  говорит о том, что рынок функционирует, он живой, хотя, к сожалению, не особо активно развивается, но негативных тенденций здесь однозначно нет.

- А почему не развивается, если часть рынка уходит, но портфель не меняется?

— Потому что часть тех организаций, которые уходят с рынка, являются уже частично мертвыми компаниями, то есть они и до этого не формировали никакой финансовой составляющей и в статистике не отражались. В ЕГРЮЛ продолжают оставаться зарегистрированными в качестве КПК и ломбардов организации, которые не ведут соответствующую деятельность, находятся в стадии ликвидации или реорганизации, но их нельзя считать действующими участниками рынка. И пока мы не расчистим ЕГРЮЛ от таких компаний, это будет для нас определенной головной болью. А такая расчистка является достаточно трудоемким процессом, потому что требует либо судебного решения, либо достаточно плотного взаимодействия с Федеральной налоговой службой и Федеральной службой судебных приставов для того, чтобы все-таки убрать компанию из ЕГРЮЛ. За последнее время нам удалось значительно продвинуться в этом вопросе и более 650 организаций исключить из ЕГРЮЛ без судебных процедур.

- Как дела обстоят с динамикой у микрофинансовых организаций?

— Здесь у нас динамика совершенно однозначная — рынок растет в среднем на 10% в квартал.

- Как вы считаете, стали ли россияне более грамотно подходить к взятию микрозаймов или здесь ситуация пока не сдвинулась с места?

— С моей точки зрения, сдвинулась. В этой области Банком России делается очень много. Например, служба по защите прав потребителей организует и уроки финансовой грамотности, и лекции, и публичные выступления для того, чтобы объяснить гражданам, что микрофинансовые организации — это не хорошо и не плохо, это нормально. Это такие же финансовые организации, которые работают на финансовом рынке на определенных условиях и могут оказать гражданину ту или иную услугу — при условии, конечно, соблюдения законодательства. И дальше вопрос уже к гражданину: нужна ли ему эта услуга и как он ею воспользуется? В последнее время граждане все чаще прибегают к подсказкам нашего сайта по финансовой грамотности. Не могу не упомянуть и проект по маркировке сайтов МФО в "Яндексе", благодаря которому потребитель сразу видит, кто является легальным участником рынка и кто является "черным" кредитором. Количество просмотров по этой маркировке уже составляет порядка 20 миллионов. Сейчас проект распространен на страховые компании.

Работник почтамта пересчитывает деньги

Более 40% всех займов россиян в МФО просрочены

Есть еще две вещи, которые помогают гражданам больше узнать об услугах микрофинансовых институтов и лучше их понять. Во-первых, введена простая, понятная форма договора займа, где из информации на первой странице человек узнает, сколько всего ему придется выплатить, в какие сроки и какими суммами. Во-вторых, на уровень знаний населения о рынке микрофинансирования влияют средства массовой информации, которые в последнее время стали более объективно представлять картину деятельности МФО, а не только запугивать читателей историями о "черных" кредиторах.

- Кстати, о них. Вы могли бы оценить, как повлиял проект по маркировке на уменьшение рынка "черного" кредитования?

— Размер рынка "черного" кредитования определить сложно. Важно отметить, что стоимость входа на рынок микрофинансирования очень невысокая. Сегодня если компанию исключили из реестра за те или иные нарушения, то не так дорого пойти и создать новое юридическое лицо, войти в реестр Центрального банка при соблюдении всех требований, зарегистрировать новую МФО и начать работать легально. При такой дешевизне входа на рынок стоит ли говорить о том, что кто-то будет заинтересован делать это нелегально? Но тем не менее, "черный" рынок существует. Мы осознаем это и продолжаем с ним бороться. 

- Раньше в ЦБ говорили, что планируется ужесточить наказание за нелегальное кредитование. Эти планы в силе?

— Соответствующие законопроекты подготовлены достаточно давно, Банк России принимал самое непосредственное участие в их разработке, и мы надеемся, что в ближайшее время они все-таки попадут в Госдуму. Законопроекты, в частности, предусматривают достаточно серьезное ужесточение административного наказания за нелегальную деятельность по выдаче потребзаймов: поднимаются штрафы и для должностных лиц, и для юридических лиц, а также предусмотрено введение уголовной ответственности за неоднократные нарушения требований законодательства – в виде штрафов, обязательных работ или лишения свободы.

Есть еще одна законодательная новелла о том, чтобы лишить кредитора права требовать от должника исполнения обязательств по потребительскому займу, предоставленному не профессиональным кредитором (то есть лицом, которое не имеет права выдавать потребзаймы в соответствии с 353-ФЗ). Эту норму можно будет широко использовать на практике. Если появится такой закон, суд будет иметь возможность отказать такому кредитору в праве взыскивать этот долг. 

- То есть даже если есть свидетельствующий документ с подписью заемщика?

—  Да. Это говорит о том, что, если лицо не имеет права давать кредиты или займы в соответствии с законодательством, то оно не вправе требовать исполнения обязательств по такому договору займа. Это норма как раз нацелена на борьбу с "черными" кредиторами.

- Вы упомянули законопроект об ужесточении регулирования деятельности МФО. Он содержит февральские предложения ЦБ, которые у участников рынка вызывают беспокойство. Они говорят, что это регулирование может привести к росту "черного" кредитования и даже продуктовой "дыре". Вы с ними согласны в чем-то, и как вы считаете, многие ли уйдут с рынка после введения данного регулирования?

— Некоторые участники рынка несомненно почувствуют на себе эффект от тех законодательных изменений, которые мы предлагаем. Совершенно верно, изменения скажутся на рынке, и часть компаний будет вынуждена уйти. Но мы общались со многими микрофинансовыми организациями, и в том числе теми, кто выдает "займы до зарплаты". Некоторые из них действительно переживали за свое будущее, а другие совершенно спокойно говорили о том, что готовы пересматривать свою бизнес-модель и уходить в сегмент installments. На мой взгляд, это сейчас и происходит — идет некое сокращение рынка PDL-займов и рост в сегменте installments. Когда мы готовили эти изменения, то посчитали, какой процент рынка наши изменения затронут, и если в начале года доля таких компаний была примерно 26-28%, то сегодня это где-то порядка 20-21% компаний. 

- То есть многие не стали дожидаться, когда будет введено новое регулирование, а стали менять бизнес-модель заранее?

— Я считаю, это получилось благодаря тому, что мы анонсировали изменения задолго до их оформления в законопроект, чтобы рынок мог спокойно к ним готовиться и заранее, понимая свои перспективы, работать над перестройкой бизнес-модели.

- Продолжая разговор о сокращении рынка, в прошлом году зампред ЦБ Владимир Чистюхин сообщил, что регулятор закончил расчистку рынка, но в то же время реестр продолжает сокращаться. Можете пояснить, с чем это связано, и когда можно ожидать стабилизации числа МФО?

— Как я уже говорил, вход на рынок достаточно дешевый, каждую неделю мне приходит информация о количестве компаний, которые исключены из реестра и которые включены в реестр. Рынок у нас динамичный, поэтому цифры каждую неделю разные — иногда больше включено, иногда больше исключено. Я еще раз подтверждаю слова Владимира Викторовича Чистюхина – глобально мы закончили чистку рынка микрофинансирования, какой-то массовой работы сейчас в этом направлении не проводится. Я бы воспринимал то количество компаний, которое сейчас с рынка уходит и приходит на него, как некое относительно нормальное состояние. В ближайшее время численность компаний у нас не будет стабильной. 

- Вы также раньше говорили, что планируете сосредоточиться на работе с рынком КПК. Чего стоит ожидать?

— Рынок КПК очень интересный. Мы недавно разложили его на бизнес-модели и выяснили, что на этом рынке существует четыре больших сегмента, с каждым из которых нам следует работать отдельно. Первая часть — это недействующие компании, которые либо уже лежат мертвым грузом, либо дышат на ладан. Эти компании мы будем выводить из реестра Центрального банка и исключать из ЕГРЮЛ.

Вторая категория — это компании финансово устойчивые, но запятнавшие свою репутацию в разного рода сомнительных операциях. С этими компаниями мы будем бороться совместно с правоохранительными органами.

Третья категория — это также устойчивые в финансовом отношении компании, но их нельзя назвать настоящими кредитными потребительскими кооперативами, поскольку они не выполняют ту социальную роль, которая изначально заложена в КПК. Для них характерно отсутствие принципа общности, который бы объединял членов этого кооператива – географической, профессиональной или какой-то другой. С этой категорией мы планируем вести просветительскую, разъяснительную работу, а если эти компании работают как микрофинансовые организации и рассматривают своих пайщиков в качестве кредиторов и заемщиков, то они и называться должны соответственно.

Последняя категория – это те КПК, которые придерживаются принципа общности и которые в основном демонстрируют устойчивое финансовое положение. С такими кооперативами мы будем плотно взаимодействовать и думать, как мы им можем помочь дальше развиваться и как создать условия, чтобы таких КПК становилось как можно больше. Но работа по третьей и четвертой категории вряд ли будет вестись в 2019 году, это дело будущего.

- А какую работу на рынке КПК вы будете проводить в ближайшем будущем?

— Сейчас разработан еще один законопроект, и Банк России принимал непосредственное участие в выработке предложений к нему. Его рабочее название– "ID микрофинансирования", и он касается и ломбардов, и КПК. Основное в этом законопроекте — введение на законодательном уровне определения общности для кредитных потребительских кооперативов. То есть объединение членов КПК, его пайщиков, по территориальному, профессиональному, иному общему признаку, что, по нашему мнению, и должно являться основным принципом кредитной кооперации. Мы очень хотели бы закрепить это на уровне закона, для того чтобы нам потом было проще общаться со всеми участниками рынка кредитной кооперации, разъясняя им, кого мы поддерживаем, а с какими участниками рынка будем бороться. 

- В отношении ломбардов ЦБ планирует принимать новое регулирование?

— С точки зрения финансовой стабильности у ломбардов, в основном, все в порядке. Поэтому никакого ужесточения регулирования в отношении ломбардов в ближайшее время мы не планируем.

- Банк России хочет разрешить участникам микрофинансового рынка выдавать займы за счет средств из их касс. Нет ли опасности, что это даст возможность недобросовестным участникам рынка отмывать деньги?

— Мы хотим дать возможность участникам рынка микрофинансирования не сдавать в банк все деньги, которые они получают в наличной форме от своих заемщиков, а использовать часть этих денег для выдачи займов новым заемщикам. Чаще всего участники микрофинансового рынка находятся в отдаленных от банков местах, и порой КПК и МФО вынуждены преодолевать много километров, чтобы отвезти в банк какую-то небольшую сумму. 

По итогам внутренней дискуссии в Центральном банке было принято решение предоставить возможность микрофинансовым организациям, кредитным потребительским кооперативам, сельскохозяйственным КПК часть этих денег выдавать новым заемщикам. Однако мы предусмотрели ограничения: в рамках одного договора МФО и ломбарды смогут выдать не больше 50 тысяч рублей и не больше одного миллиона рублей в течение дня, КПК  и СКПК по одному договору смогут выдать не больше 100 тысяч рублей  и не больше двух миллионов в день. Средством защиты от использования этой возможности недобросовестными участниками рынка для обналичивания каких-то сумм является ежемесячный отчет о движении денежных средств, учитывающий в том числе движение наличности, сдаваемой участниками рынка в Центральный банк.

- Говоря о расширении регулирования, в конце октября ЦБ опубликовал законопроект, согласно которому МФО будут рассчитывать показатель долговой нагрузки заемщиков, при его превышении 50% должны будут применять повышенный коэффициент риска по займу. По оценке ЦБ, как это скажется на россиянах, многие ли могут остаться без доступа к финансированию?

— Да, россияне, которые не соблюдают финансовую дисциплину, которые, не подумав, продолжают лезть в долговую яму, будут лишены возможности брать новые деньги в долг, поскольку для кредитора взаимодействие с таким гражданином будет означать дополнительную нагрузку на его капитал.

- Возможно ли, что регулятор может изменить порог в 50% после того, как увидит, как это регулирование сказывается на рынке?

— Конечно. Все может меняться, но уже после того, как начнут работать разработанные сейчас изменения.

- Если я правильно помню, то эти требования вступают в силу с 1 апреля 2019 года?

— Предположительно все эти требования вступят в силу ближе к концу 2019 года. 

- В этом году российские банки стали делиться на банки с универсальной и базовой лицензией, что делает возможным микрофинансовым компания стать банком. Также банк может сдать лицензию и переквалифицировать в МФО. Есть ли у вас информация, что какие-то банки или микрофинансовые компании приняли такое решение?

— Сегодня у нас нет информации о банках, которые желали бы стать микрофинансовыми компаниями. Микрофинансовый же рынок достаточно молод, там пока нет компаний, которые выросли до того, чтобы получить статус банк.

- Могут ли такие компании появиться в ближайшем будущем?

— Почему нет?

- Достаточно часто в связи с большим количеством жалоб россиян на МФО поднимается тема полного их запрета. В прошлом году глава ЦБ Эльвира Набиуллина заявила, что регулятор выступает против запрета МФО. Не изменил ли ЦБ своего мнения?

— Нет. Мы придерживаемся мнения, что микрофинансовый рынок должен существовать, он играет очень большую социальную роль. Это касается не только сельскохозяйственных кредитных потребительских кооперативов и кредитных потребительских кооперативов, которые являются очень важным социальным институтом в нашей стране. Но это касается и микрофинансовых организаций, которые выдают займы той категории граждан, с которыми  кредитные организации не желают работать. Поэтому совершенно однозначно мы сохраняем мнение о том, что микрофинансовый рынок должен оставаться.

Также я бы хотел обратить внимание, что микрофинансовые организации работают в трех крупных сегментах – это займы до зарплаты, в отношении которых мы вводим ограничения, это сегмент installments, то есть достаточно длинных займов под относительно небольшой для рынка МФО процент, и третий сегмент, о котором достаточно часто забывают, — это финансирование малого и среднего предпринимательства, где займы выдаются под процентные ставки 8-10% годовых. Данный сегмент составляет около 20% от рынка микрофинансирования.

Микрофинансовый рынок, как мне кажется, доказал свою нужность, свою важность, и он должен быть. Порядка 10 миллионов человек воспользовались займами микрофинансовых организаций, это значительная часть населения нашей страны. 

- Говоря о займах МСП, регулятор в прошлом году заявлял о планах стимулировать развитие сегмента займов малому и среднему бизнесу. Какие подвижки в этом направлении?

— Мы ведем эту работу совместно с министерством экономического развития. Есть программы, направленные на решение задач дополнительного финансирования малого и среднего предпринимательства. Также мы ведем работу по выработке особых правил и требований для МФО, финансирующих деятельность субъектов МСП. 

- Каких вы ожидаете результатов от рынка по итогам года?

— С темпами роста на уровне 10% в квартал мы ожидаем, что по итогам года портфель вырастет до порядка 160-165 миллиардов рублей. Но, конечно, возможны разные сценарии и есть некоторые обстоятельства, в том числе новые регуляторные ограничения, которые вполне могут сказаться на итоговых показателях микрофинансового рынка.