МОСКВА, 31 июл — ПРАЙМ. Сбербанк в среду завершил продажу своей турецкой "дочки" Denizbank дубайскому Emirates NBD, выйдя с турецкого рынка.

Соглашение о продаже актива Сбербанк заключил еще в мае прошлого года, надеясь закрыть сделку до конца того года. Однако сторонам пришлось не раз переносить сроки из-за "европейской бюрократии" и долгих получений разрешений от регуляторов, а затем и подписывать обновленное соглашение.

Тем не менее в конце июля уже текущего года Сбербанк продал 99,85% Denizbank и сообщил о финансовой выгоде. Так, выручка от продажи турецкого банка составила 170,7 миллиарда рублей. По российским стандартам бухучета (РСБУ) валовая прибыль Сбербанка от сделки составит 22,7 миллиарда рублей с налогом в 4,5 миллиарда рублей.

А по международным стандартам финансовой отчетности (МСФО) сделка, в первую очередь, скажется на капитале группы Сбербанка — его размер увеличится на 11,7 миллиарда рублей, а достаточность капитала первого уровня вырастет более чем на 120 базисных пунктов. Однако будет и отрицательный эффект — на прибыль группы, который предварительно оценен в 70 миллиардов рублей.

САНКЦИИ ПРЕРВАЛИ ЭКСПАНСИЮ

Сбербанк приобрел Denizbank в 2012 году у бельгийской группы Dexia и достаточно быстро сделал его своим самым ликвидным и прибыльным активом за рубежом.

"Мы ни одного дня не пожалели, что мы совершили эту покупку. Это наверное, самый наш профитабельный и самый ликвидный актив… Результаты Denizbank впечатляют буквально по всем позициям — и по росту банка, банк вырос за пять лет в четыре раза, по росту чистой прибыли, по росту эффективности, что немаловажно", — говорил глава Сбербанка Герман Греф в сентябре 2017 года.

Тогда он заявил, что Сбербанк не планирует продавать свой бизнес в Турции, а перспективы его развития при наблюдающемся устойчивом экономическом росте в этой стране "хорошие". "Сейчас у нас нет планов по продаже нашего бизнеса в Турции. И то, что мы видим впереди — хочется постучать, но так как экономика Турции пережила сложный период времени, наблюдается устойчивый экономический рост, рост нашего бизнеса. Поэтому перспективы развития нашего бизнеса в Турции очень хорошие", — отмечал Греф.

Тем не менее, первые слухи о продаже Denizbank появились уже спустя три месяца, в январе 2018 года, а в конце месяца Сбербанк признал переговоры с Emirates NBD по продаже турецкой "дочки". Переговоры Греф объяснял осложнениями в работе "дочки" из-за санкций. "Нам, находясь под санкциями, показывать стабильный результат очень не просто. Утяжеляет задачу по привлечению пассивов", — сетовал в феврале прошлого года глава Сбербанка. Банк попал под секторальные санкции США и ЕС, которые ограничивают для него привлечение финансирования, еще в 2014 году.

Тогда же впервые Греф сообщил и об изменении стратегии банка на международной арене из-за санкций на "не распространяться". "Очевидно, что планы нашей международной экспансии претерпели очень существенное изменение в связи с геополитической ситуацией, и мы пересмотрели нашу стратегию (международного бизнеса — ред.). У нас нет планов по расширению", — сообщил он.

ОТ ПЕРЕГОВОРОВ ДО ПРОДАЖИ

В мае 2018 года Сбербанк сообщил, что подписал с Emirates NBD обязывающее соглашение о продаже банка до конца того же года за 14,609 миллиарда турецких лир. Греф тогда снова объяснил такое решение санкционным давлением.

Denizbank

Сбербанк окончательно "разводится" с Denizbank

"Мы бы никогда не стали выходить из этого бизнеса, если бы не санкционный режим. К сожалению, мы не можем получать дивидендов, мы не можем предоставлять финансирование нашему банку, мы не можем привлекать деньги с рынка. Наш турецкий банк вывели из-под американских санкций, но он находится под европейскими санкциями, что делает его неконкурентоспособным на турецком рынке", — пояснил он тогда.

Расчеты по сделке должны были пройти в долларах. Но летом произошел обвал турецкой лиры, которая неоднократно обновляла исторические минимумы к доллару и евро. Топ-менеджеры Сбербанка заявляли, что по-прежнему ожидают закрытия сделки по Denizbank до конца 2018 года. Однако уже в ноябре того года сроки закрытия были отодвинуты на конец года — начало 2019 года, а затем и на первый квартал. Задержки в продаже в Сбербанке объясняли "европейской бюрократией" и ожиданием разрешения от регулятора ОАЭ.

В апреле 2019 года Сбербанк сообщил, что подписал с Emirates NBD пересмотренное соглашение, цена сделки должна была составить 15,48 миллиарда турецких лир, а с учетом компенсации за капитал, субординированные кредиты и фондирование банк должен был получить 5 миллиардов долларов. Закрытие сделки ожидалось во втором квартале. Однако и к концу июня стороны не успели завершить продажу: о том, что все необходимые разрешения получены, Сбербанк сообщил только 5 июля. Спустя несколько дней Греф заявил, что надеется на завершение продажи до конца месяца.

И вот 31 июля Сбербанк сообщил, что закрыл сделку по продаже своей турецкой "дочки", однако между сторонами еще остались некоторые обязательства. Так, Emirates NBD должен будет выкупить субординированный долг Denizbank перед бывшим владельцем на сумму около 1,2 миллиарда долларов. Кроме того, турецкий банк должен будет погасить ранее предоставленные Сбербанком межбанковские кредиты на сумму около 1,1 миллиарда долларов.

В результате общий объем денежного потока Сбербанка от продажи "дочки" составит около 5 миллиардов долларов. Зампред правления банка Александр Морозов сообщил, что банк уже получил деньги за акции Denizbank и около 600 миллионов долларов за субординированный долг.

"Мы продали успешный бизнес, и этот бизнес продолжает работать в своем обычном режиме. Мы покинули банк, оставив его в гораздо лучшей форме, чем он был: количество клиентов увеличилось в два раза, совершенно очевидно, что население Турции так сильно не выросло, активы выросли в 3,5 раза. Поэтому мы считаем, что новому владельцу достался очень хороший актив", — заявил журналистам первый зампред правления Сбербанка Лев Хасис.