МОСКВА, 30 авг — ПРАЙМ, Елена Лыкова. Признаки рецессии на американском и, в целом, глобальном рынке, низкие ставки на Западе могут привести к перетоку капиталов на ряд развивающихся рынков, и российский рынок может от этого получить выгоду. О том, что у большинства российских компаний нет проблем с деньгами, о привлекательной доходности российского рынка акций, а также о том, сколько должен стоить в рублях доллар и какие инструменты могут быть наиболее привлекательными для инвестирования, в интервью агентству "Прайм" рассказал глава инвестиционной компании Sova Capital Сергей Суханов.

Sova Capital ранее являлась дочерней компанией ФК "Открытие" и называлась Otkritie Capital International, но в начале 2018 года была приобретена концерном "Россиум" Романа Авдеева, после чего сменила название. Штаб-квартира компании находится в Лондоне, а деятельность Sova Capital регулируется британской FCA. Собственный капитал компании по состоянию на 31 декабря 2018 года составлял 387,6 миллиона долларов.

- Как, на ваш взгляд, компаниям сейчас интереснее привлекать капитал: через выпуск корпоративных облигаций или IPO? 

— Оба варианта – рыночные. И, хотя сущность отлична, решают одну проблему – привлечение капитала. – Но вопрос стоит не "как", а "зачем". У большинства российских корпоратов проблем с деньгами сейчас нет, долговая нагрузка за последние несколько лет существенно снизилась, а свободного денежного потока хватает для того, чтобы еще больше сократить текущие заимствования. Например, выпусков еврооблигаций по пальцам одной руки можно пересчитать. За рублевым долгом компании ходят чаще. 

- Нет необходимости?

— Нет необходимости, да. Очень часто размещения происходят, для того чтобы удешевить стоимость имеющегося долга, то есть компания выкупает старый долг, выпускает новый дешевле, или вообще выкупает свой долг. Достаточно того, что крупные компании чаще всего используют двустороннее финансирование (банковские кредиты) и публичный долг им не нужен. 

- Сейчас многие участники рынка ожидают наступление глобального финансового кризиса, как минимум, рецессии на американском рынке. Рынки по всему миру стали себя вести негативно, а у игроков началась паника после того, как эксперты обратили внимание на инверсию кривой доходности — ситуацию, когда доходность 10-летних гособлигаций США стала ниже доходности двухлетних долговых ценных бумаг. Вы ожидаете наступление кризиса?

— Инверсия кривой доходности действительно считается сигналом, указывающим на возрастающий риск рецессии. Техническая рецессия — это снижение ВВП последовательно в течение 2-х кварталов. Дальше, если мы говорим об американском рынке, не все, но многое упирается в искусство Федеральной резервной системы правильно управлять ставками, имея небольшой запас по их снижению. Я думаю, что вообще о полноценной рецессии  на американском рынке говорить рано. 

При этом мы наблюдаем очень грустную картину, когда в одной точке сошлись несколько негативных факторов, как экономических так и геополитических. Замедление экономики в Китае, в США, ряде стран еврозоны – в Германии, прежде всего, подпитываемое продолжающейся тарифной  войной, которая, безусловно, окажет влияние на всю мировую экономику. Еще один фактор нестабильности — цены на нефть, которые в последнее время очень волатильны. Если говорить о проблемах еврозоны, то, кроме замедления экономики  сейчас, остро стоит вопрос о  Brexit. 

С другой стороны, низкие ставки на Западе должны заставить инвесторов подумать о переаллокации части активов из облигаций в акции и с развитых рынков на некоторые развивающиеся. Россия, на мой взгляд, может стать одним из бенефициаров этого процесса, особенно с учетом относительно высокой доходности российских бумаг. Также очевидно, что часть потоков осядет в защитных активах. 

- То есть можно ожидать сильного притока капитала в активы РФ в таком случае?

— Безусловно, деньги должны прийти. Проблема заключается в том, что вес России в индексе MSCI — очень маленький, например, в индексе MSCI EM (MSCI развивающихся рынков — ред.) на нее приходится меньше 4%.

Кроме того, в России экономика не показывает динамики, способной привлечь большие притоки, поэтому те деньги, которые пойдут в Россию, скорее, будут направлены на покупку отдельных акций или облигаций, но вряд ли стоит ждать индексной глобальной покупки.

- На ваш взгляд, сколько раз ФРС США сможет еще снизить ставку и до какого уровня?

— Регулирование через ставки – это, безусловно, мощный механизм, и задача ФРС —поддержать американскую экономику, которая испытывает бюджетный дефицит, находится в состоянии тарифной войны не только с Китаем и, возможно, покажет техническую рецессию в ближайшем будущем,  используя его. Стоит отметить, что снижение ставки произошло первый раз за последние десять лет, но кроме фактического снижения, нужна еще правильная риторика. Важно обосновать снижение, и дать рынку и инвесторам  правильный сигнал —  видение о том, какие задачи решаются конкретным снижением и что собираются делать со ставками в ближайшие год или два. 

- Рубль с начала августа дешевеет, эта тенденция продолжится до конца года?

— Я думаю, что до нового года мы увидим более крепкий рубль: доллар по 66 рублей – это не тот уровень, где отечественная валюта должна находиться. Мы постоянно обсуждаем эту тему с трейдерами и видим рубль где-то в районе 64 на конец года. Но многое будет зависеть в том числе от цены на нефть, изменения ставки Банком России, внешнего фона, эскалации санкционного риска и inflows (приток капитала – ред.). Сейчас рубль по 66 за доллар дешев. Рубль стал падать, когда в коротком временной промежутке совпали несколько риск факторов: снизились цены на нефть, обострился торговый диспут  между США и Китаем, новый пакет санкций и негативная риторика вокруг этого события. 

- В понедельник, 26 августа, вступил в силу второй пакет санкций США против РФ по делу Скрипалей. Он включает в себя ограничения на госдолг РФ и требование Вашингтона к международным организациям, например, ВБ и МВФ, не предоставлять кредиты Москве. Американским банкам запретят участвовать в первичном размещении российского суверенного долга, номинированного не в рублях, и кредитовать правительство РФ не в рублях. Как вы оцениваете эффект санкций на российский рынок?

— Какого-то значительного влияния эти санкции уже не оказывают: разве что краткосрочно на рубль санкционный дисконт в цене, а экстремальная утопическая риторика об отключении России от системы международных платежей вполне ожидаемо исчезла. 

 Во-первых, у российских компаний в целом сейчас нет большой потребности в финансировании и тем более в  американском  кредите. Во-вторых, если американские инвесторы не будут покупать российский корпоративный долг, то его с удовольствием выкупят инвесторы из Европы и Китая, причем не только долг, но и акции. Российские корпораты платят большие дивиденды. В некоторых случаях дивидендная доходность превышает 10%. 

Интерес иностранных игроков к российскому рынку виден и по размещениям ОФЗ. Вообще ОФЗ – это сегмент, который любят все. Кстати, это еще одна из причин в поддержании рубля. Инвесторам нравится в целом стабильная валюта и отличная доходность по ОФЗ. Я думаю, что интерес к ОФЗ продолжится.

- И, тем не менее, как минимизировать риски, если все-таки кризис будет?

— Но ведь кризиса-то нет. Мне кажется, что здесь надо отталкиваться от альтернатив. Какие есть альтернативы? Это недвижимость, это драгоценные металлы и это финансовые рынки – рынки акций и облигаций. В чем преимущество, например, рынка акций или облигаций перед рынком недвижимости? В том, что, во-первых, это ликвидный инструмент и переоценка доступна ежедневно. Во-вторых, в любой момент, в любую секунду актив может быть реализован на организованном рынке. С недвижимостью, например, не так. Оценить недвижимость – проблема, продать быстро – тоже проблема. 

Золото или драгоценные металлы — это отдельная тема, она, скорее всего, интересна людям, которые пытаются диверсифицироваться так, чтобы часть средств просто лежала «под матрасом», и поэтому просто держат их в золоте независимо оттого, сколько оно стоит. 

Если говорить об инвестировании на финансовом рынке, прежде всего, рынке и акций, и облигаций, то нужно хорошо понимать, что там в последнее время происходило? Компании, и прежде всего с государственным участием – по сути государство — очень сильно изменили в лучшую сторону свое отношение к акционерам, а именно, они стали платить больше дивидендов и периодически объявляют программу выкупа своих же акций с рынка, что также повышает привлекательность бумаг. 

Дивидендная доходность выше 7-8%, по сути, превращает российские акции в инструмент квази-fixed income — любое снижение выкупается инвесторами, которых привлекают высокие дивидендные платежи. В следующем году, например, один из больших российских банков, вероятно, заработает рекордную прибыль. И если половина этой прибыли будет выплачена в виде дивидендов, то дивидендная доходность будет просто фантастическая. То есть, покупая относительно безрисковый актив, а такими, зачастую считают акции компаний с госучастием, инвестор получает потенциал роста за счет того, что а) компания сама по себе показывает хорошие финансовые результаты и б) платит большие честные рыночные дивиденды. 

Если говорить о российском рынке, то мы являемся свидетелями того, как он меняется в лучшую сторону. Государство изменило подход: деньги в бюджет теперь изымаются не через фискальные методы, а через выплату дивидендов. На самом деле, это огромный шаг вперед с точки зрения улучшения инвестклимата в стране. Понимаю, что государство, в том числе думало о себе, но, так или иначе, это очень позитивно отразилось на рынке в целом и на настроении инвесторов. 

Если говорить о балансе между инструментами с фиксированной доходностью и акциями, я бы сказал, что это должна быть пропорция 50х50. 

- А стоит ли рассматривать как вариант инвестиционные монеты?

— Я считаю, что для подобной инвестиции нужно хорошо разбираться в контексте. Когда ты смотришь монету — сколько она весит, сколько она стоит, а потом смотришь, сколько стоит золото – то возникает вопрос, почему эта монета весом в сколько-то граммов стоит в 10 раз дороже, чем столько же граммов золота. И здесь нужен совет эксперта, чтобы понять, в чем заключается ценность этой монеты. Она одна на весь мир или их лимитированная серия. 

- Ювелирные украшения могут быть инвестициями?

— Насколько я осведомлен о ювелирном рынке, то наценка там в 5-8 раз от цены производства. То есть, покупая какое-то красивое изделие для своей дамы, надо отдавать себе отчет, что с самого начала переплачиваешь в несколько раз. Поэтому рост его стоимости для меня неочевиден. Думаю, что нужно говорить не о ювелирных украшениях, а об ограненных алмазах или других драгоценных камнях, которые продаются не в виде изделия, а в виде камня, который можно купить напрямую у производителя, избежав огромной наценки. Такой способ инвестирования тоже подчиняется своим законам и зависимостям, и здесь нужно быть очень аккуратным и опять же общаться с экспертами, чтобы правильно оценить риски.

- Во что, по вашим наблюдениям, инвестируют богатые клиенты? 

— Много зависит от того, человек активный инвестор или пассивный. Для пассивного инвестора, наверное, это один из оптимальных инструментов – структурные продукты с высокой защитой капитала. Для активного и опытного инвестора, который очень хорошо понимает рынок, наверное, такой инструмент ценности не представляет. Он покупает  акции, облигации на своё усмотрение; это могут быть и  сырьевые  рынки – нефть, газ, базовые металлы, сахар, пшеница и т.д. 

За последнее время финансовая грамотность населения сильно выросла, и произошло это органически не только потому, что некоторые люди сами попытались разобраться, а еще и  потому, что информационная среда стала такой: больше информации в прессе, на радио,  в газетах, на телевидении. Соответственно, здесь все сводится к тому, как человек хочет управлять своими деньгами: активно или через пассивную платформу, через управляющего.