КОПЕНГАГЕН, 17 сен — ПРАЙМ, Вероника Буклей. Что ждет мир, в котором ключевые экономики погрязли в торговой войне, государственные сообщения публикуются в Twitter, а доходность одного из самых надежных инвестиционных инструментов падает до 8-летнего минимума? На эти вопросы ежедневно ищет ответ главный экономист и директор по инвестициям Saxo Bank Стин Якобсен. В интервью агентству "Прайм" основоположник "шокирующих прогнозов" рассказал, состоится ли продажа Гренландии, стали ли твитты Дональда Трампа "новой нормой", ждет ли Россию ипотечный кризис, а также приоткрыл завесу тайны предсказаний на 2020 год.

- Какие основные риски для мировой экономики вы видите сегодня? Есть ли среди них Брекзит, торговая война между США и Китаем?

— Торговая война – это ключевой риск. Также это разрыв традиционных цепочек поставок, который является следствием торговой войны, еще это замедление глобализации. Торговая война уже оказывает влияние на прогнозы по мировому ВВП. Эффект будет ошеломляющим.

- Вы говорили, что Россия может извлечь выгоду из торговой войны США и Китая… Все же будет больше плюсов или минусов?

— Россия найдет баланс. За последние пять лет Россия и Китай стали ближе и с политической, и с экономической точек зрения, чем за последние 50 лет. 

- В августе снижение доходности 30-летних гособлигаций США стало максимальным с 2011 года. Свидетельствует ли это о приближении нового кризиса?

— Да, конечно. В особенности если мы говорим об одновременном снижении процентных ставок и кривой доходности. Эти два фактора являются предвестниками отрицательного роста, который в свою очередь окажет влияние на активы. Мы обращаем много внимания на вероятность рецессии, потому что, когда она происходит, активы теряют в цене порядка 25%. То есть, если у вас классический портфель и вы ничего не предпринимаете, в ходе рецессии вы теряете 25%, а то и все 50% от его базовой стоимости.

- Трамп говорил, что "стратегически" интересовался вопросом покупки Гренландии. Стоит ли ждать в ваших шокирующих прогнозах на 2020 год ожиданий о продаже одного государства другому своих территорий?

— Это случалось в прошлом. Думаю, вы понимаете, что в Дании покупка Гренландии воспринимается не более чем как шутка. Трамп думает, что всем можно торговать, но, как вы знаете, Гренландия – это часть Дании. Конечно, мы не думаем о ней каждый день, но определенная часть моих налогов идет на субсидии Гренландии.

Если б США купили Северную Ирландию, мы бы сразу столкнулись с Брекзитом, все было бы гораздо проще. Но дела так не делаются. Границы между странами меняются основном в результате войн, не так ли? А не в результате купли-продажи.

- Привыкли ли мир, политики и бизнес к неожиданным сообщениям в Twitter и Facebook президента США Дональда Трампа по ключевым темам (торговые войны, политика ФРС, отношения с другими странами)? Стала ли новой нормой публикация официальных государственных сообщений через соцсети?

— Я не думаю, что это стало новой нормой. Но СМИ следят за ними, а многие люди читают их по различным причинам. Это стало элементом пропаганды в США. Думаю, что  Twitter – это прекрасная платформа, но ее нельзя использовать для публикации официальных сообщений. Это сумасшествие. Я верю в старые добрые переговоры между странами, которые происходят по дипломатической линии. Такие публикации в Twitter часто приводят к непониманию и недоразумениям.

Гораздо продуктивнее провести переговоры на уровне послов или глав МИД, поскольку эти люди знают друг друга, они работают друг с другом на протяжении долгих лет. Twitter – это искусственная, виртуальная реальность, где никто не чувствует себя как дома.

- Давайте перейдем к России. Каков ваш прогноз по ставке ЦБ РФ на конец года? Какими темпами регулятор продолжит снижение ставки?

— Если таргет по инфляции будет соблюден, можно ожидать, что ставка будет снижена. Но, конечно, это будет зависеть от способности придерживаться таргета. Я думаю, что это очень динамичный и предсказуемый путь. Прогноз очевиден, ставка будет снижаться.

Я бы сказал, что российский рынок облигаций – один из самых интересных в мире, поскольку реальная ставка в России существенно выше, чем в остальном мире. В Европе она отрицательная, а в России 7% ставка по облигациям и инфляция 4%, то есть реальная ставка 3%. Это при том, что в мире средняя реальная ставка составляет —2%.

- Но США пытаются подорвать интерес к российскому долговому рынку новыми санкциями…

— Да, это правда. Возможность привлекать средства на международных рынках капитала для крупнейших банков ограничена. Всегда существует риск, что она закроется. Я полагаю, что для российских инвесторов этот риск ограничен, для иностранных, конечно, он ощутим.

- Российское рейтинговое агентство АКРА полагает, что развитие российского рынка ипотеки схоже с тем, как он развивался в США. Это может привести к ипотечному кризису, который произошел в Штатах. Согласны ли вы с этой точкой зрения?

— Думаю, что риск на ипотечном рынке присутствует всегда. Ипотека – это серьезный драйвер для экономики. Однако если структура привлечения капитала нарушится и потеряется возможность привлекать деньги из-за рубежа, ликвидность станет проблемой. Ситуация будет зависеть от возможности привлечения фондирования. Реальный риск – это необходимость фондирования для обеспечения ипотеки. 

- Можете ли приоткрыть тайну шокирующих прогнозов, которые будут представлены зимой? Чего ждать рынку?

— Думаю, одной из тем будет сильный доллар. Еще одной, вероятно, движение против технологий: в то время как многие считают, что нам нужно быть все время на связи, мы попытаемся показать, что в этом нет необходимости.

Мы также поговорим о неравенстве, не только с точки зрения населения, но и в доступности кредитов. Будет ряд тем вокруг избыточности технологий, искусственного интеллекта. Также постараемся сделать прогноз по России и Китаю. Будет весело.