МОСКВА, 11 апр — ПРАЙМ. Италия сможет до конца будущей зимы заменить две трети природного газа, который она сейчас импортирует из России. Об этом заявил заместитель министра иностранных дел Манлио Ди Стефано в интервью газете La Stampa.

Никольская башня Московского Кремля и небоскребы Москва-сити

Global Times: восстановление рубля раскрыло невозможность деглобализации

Он отметил, что страна пользуется большим доверием, и здесь играет большую роль группа Eni. "Мы добиваемся отличных результатов в Алжире, Азербайджане, Египте и Катаре. В течение будущей зимы мы сможем заменить две трети российского газа, который импортируем. Однако мы должны уйти от логики чрезвычайной ситуации, сделав ставку на возобновляемые источники энергии", — рассказал Ди Стефано.

"Взаимозависимость от газа — это оружие как для нас, так и для русских. Он (газ) имеет фундаментальное значение для нашего энергоснабжения, но также и для поддержки экономической системы Москвы. Цель состоит в том, чтобы достигнуть прекращения огня", — подчеркнул заместитель министра иностранных дел Италии.

Напомним, что за последние полтора месяца глава МИД Италии Луиджи Ди Майо в сопровождении руководителя нефтегазовой группы Eni Клаудио Дескалци посетил Алжир, Катар, Конго, Мозамбик, Анголу и Азербайджан, где добивался увеличения поставок природного газа на Апеннины. В воскресенье он сообщил, что премьер-министр Марио Драги в понедельник подпишет в Алжире важное соглашения относительно новых поставок газа из этой африканской страны.

Помимо прочего, Ди Стефано также подчеркнул важность "вновь открыть канал диалога с российским обществом, чтобы держать его близко к Европе, когда конфликт будет завершен". В то же время он напомнил, что "Россия располагает огромным военным потенциалом, и поэтому мы должны держать глаза открытыми".

Говоря о предстоящем возвращении итальянского посольства в украинскую столицу, замминистра подчеркнул: "Мы были последней страной, которая покинула Киев, и надеюсь, мы станем первой, которая туда вернется". В этой связи он указал на тесную координацию МИД с национальными спецслужбами, которая должна обеспечить "абсолютную безопасность".