СПЕЦПРОЕКТ: ИНТЕРАКТИВНАЯ ИСТОРИЯ АГЕНТСТВА ПРАЙМ >>

1. 1993 ГОД: СОЗДАНИЕ АГЕНТСТВА ПРАЙМ

Олег Ананьев, сооснователь ПРАЙМ, сейчас - заместитель главного редактора РИА Новости:

Датой основания новостного агентства ПРАЙМ можно считать 22 октября 1993 года, именно в этот день было зарегистрировано одноименное АОЗТ. У ПРАЙМ было пять учредителей - Алексей Мелешко, Елена Маковская, Ирина Ясина (дочь бывшего министра экономики Евгения Ясина. - ПРАЙМ), Андрей Тугай и я, все мы тогда работали в «Интерфаксе». Помню, обсуждалась возможность вхождения в капитал компании пресс-секретаря Центрального банка Алексея Ситнина (возглавлял пресс-службу банка в 1992-1997 годах, позже эту должность заняла Ясина. - ПРАЙМ), который нам помогал.

Алексей Ситнин, бывший пресс-секретарь ЦБ, сейчас - заместитель председателя в Совете по изучению производительных сил Минэкономразвития и РАН:

В августе 1992 года я стал пресс-секретарем ЦБ, тогда Виктор Геращенко был председателем банка. Наиболее активно с ЦБ взаимодействовало подразделение «Интерфакса», где работали будущие основатели ПРАЙМ. Нам в банке стало ясно, что для больших агентств, таких как «Интерфакс», политическая лента всегда будет важнее, возникла идея создать агентство, которое специализировалось бы на банковской информации. Эта тема обсуждалась в моем кабинете в начале 1993 года, к лету того же года агентство вышло на стадию создания. Была идея назвать агентство Newsletters. Но когда Геращенко увидел этот вариант названия, сказал: вы что, кто в России это поймет? Тогда Тугай и Мелешко придумали название ПРАЙМ. «Интерфакс», «Бизнес-ТАСС» и даже Reuters, собиравшийся претендовать на роль главного русскоязычного финансового агентства, отреагировали на появление конкурента очень болезненно.

Ирина Ясина, соосновательница ПРАЙМ, сейчас - руководитель Центра социальных рейтингов в РИА Новости:

Уровень финансовых журналистов тогда был чудовищным, а я все-таки экономист по образованию. Помню, объясняла ребятам, что income и revenue - это разные вещи. Многие экономические журналисты не знали, что балансы банка и предприятия - они зеркальные. Откуда было все это знать? Учились потихонечку. Было дико интересно, банкиры молодые, мы молодые.

Наш уход из «Интерфакса» случился довольно спонтанно. По замыслу руководства «Интерфакса», корреспонденты тогда должны были не только участвовать в создании коммерческого продукта, кажется, он назывался «Финансовое обозрение», но и продавать его. Приходишь в банк, интервьюируешь банкира, а в конце разговора предлагаешь ему: товарищ, по цене такой-то в месяц не хотите получать рассылку? Мы - молодые, глупые, активные - прикинули, сколько стоит продукт, сравнили со своими зарплатами и решили попросить у руководства прибавку. Тугай, как руководитель финансовой редакции, пошел просить, за что был уволен. А мы - все такие «дартаньяны» - один за всех и все за одного - решили, что нам тоже надо уходить.

Нашлись банки, которые дали нам деньги. Помню, на «Соколе» в какой-то халупе находился офис Independent bank of Russia, тогда все любили себя называть по-английски. Они выдали достаточно приличную сумму наличными, я помню, что ехала на метро и везла деньги в сумке. Потом Мелешко и Ананьев сказали, что я сумасшедшая.

Алексей Мелешко, сооснователь ПРАЙМ, сейчас - владелец туристической компании Racing Travel:

Конечно, уход большой части сотрудников финансовой редакции не мог вызвать теплых эмоций у Михаила Комиссара (бессменный руководитель группы «Интерфакс». - ПРАЙМ). Но надо отдать ему должное, он вел себя максимально корректно. Потому что, если бы он использовал свои связи, то, наверное, от нас бы мокрого места не осталось, но он этого не сделал. Конкуренция была довольно жесткая: «Интерфакс» сам претендовал на выпуск «Вестника Банка России», который начал издавать ПРАЙМ. Этот вестник позволил нам встать на ноги. По контракту с ЦБ, который был заключен в 1993-м и с тех пор каждый год продлевается, вестник выходил еженедельно, а иногда и два раза в неделю, там публиковались документы банка. Нас очень поддержал зампред ЦБ Александр Хандруев, вестник - во многом его детище.

Несколько банков, в частности, «Империал», московский Сбербанк, ОНЭКСИМ банк, дали нам кредит. И мы эти деньги вернули, кстати, я прекрасно помню, как они были удивлены. У меня с Сергеем Родионовым (в 1992-1998 годах являлся предправления банка «Империал», контролируемого «Газпромом» и «ЛУКойлом»; в 1996-м основал «Издательский дом Родионова». - ПРАЙМ) были хорошие отношения, он еще шутил, дескать, ты человек хороший, но малоликвидный, но деньги дал. Когда остальные потенциальные кредиторы увидели его подпись, они дали денег тоже. От всех банков совокупно получилась не очень большая сумма, около $100 тыс. Но с учетом того, что у нас ничего не было, кроме того, что нас просто на рынке знали, было доброе имя - это была хорошая сумма. Никакого реального обеспечения мы предложить не могли. Если бы мы не стали почти сразу же сами зарабатывать, этой суммы нам бы надолго не хватило, даже с учетом того, что средняя зарплата была в районе $300, а трудовой коллектив включал всего человек 15.

Елена Маковская, соосновательница ПРАЙМ, сейчас - руководитель проекта «Интерфакса» по страхованию:

Создание ПРАЙМ - проект невозможного. В начале этой истории мы этого не знали, потому почти ничего не боялись. Несколько физлиц без стартового капитала и организационного опыта решили создать одно из самых капиталоемких и трудозатратных СМИ. В активе был талант, трудоспособность, амбиции и способность бросить вызов судьбе. Еще у всех пяти участников была школа «Интерфакса», откуда я уже успела перейти на работу в аналитический еженедельник «Коммерсантъ».

В ту пору депутаты часто критиковали Центробанк за отсутствие информации, позже они обязали ЦБ раскрывать информацию в «Вестнике Банка России». Мы готовили вестник и еще два бюллетеня статистики. Вместе с нами банк преодолевал непонимание, настороженность и даже противодействие окружающих. Геращенко снисходительно отнесся к идее выпуска специальных изданий, поскольку мечтал о мощном аналитическом макроэкономическом центре на базе Центробанка.

Все закрутилось. Казалось, поток новостей Центробанка проходил прямо через меня. Я писала новости о банке для ПРАЙМ, статьи про него же - для еженедельника «Коммерсантъ», в котором периодически публиковались новости агентства. Тяжелые двери на Неглинной (здание ЦБ расположено по адресу Неглинная, 12. - ПРАЙМ) стали сниться ночами.

До сих пор не верится, что банки поддержали эфемерную, казалось бы, идею создания агентства реальными кредитами. Помню, как ходили с Мелешко на встречу с Родионовым. Сначала он сказал: не интересно. Мы ему: но ваш банк финансирует ряд проектов в СМИ, зачем тогда? «Как вам сказать? Сидишь во всем этом... приходит человек и говорит: а я розы могу выращивать. Впечатляет», - ответил Родионов. И деньги дал.

2. 1993-1996 ГОДЫ: САМОСТОЯТЕЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ

Наталья Чернякова, одна из первых сотрудниц ПРАЙМ, сейчас - директор аналитической дирекции ПРАЙМ:

ПРАЙМ начинался с новостной ленты и бюллетеня финансовых новостей. Тогда еще интернетом мало кто пользовался, новости «разносились» курьерами два раза в день. Мы еще выпускали справки о компаниях, сейчас об этом смешно говорить даже - такую информацию можно найти на куче сайтов в один клик. Но тогда это было востребовано! Эмитентов было очень мало, и мы еженедельно выпускали и рассылали обзоры по рынку и несколько справок про разные компании. Почти сразу мы также начали издавать «Вестник Банка России», с ЦБ договаривался как раз Мелешко. Мы и сейчас являемся уполномоченным агентством ЦБ по изданию и распространению «Вестника Банка России» и «Бюллетеня банковской статистики». Конечно, мы участвуем в конкурсе каждый раз.

Тогда только зарождался российский рынок ценных бумаг, а мы были первыми журналистами, которые о нем писали. Еще работая в «Интерфаксе», я первая сделала обзор по рынку ГКО, причем раньше аналитиков ММВБ, и Александр Захаров (возглавлял ММВБ с момента основания в 1992 году до апреля 2003-го. - ПРАЙМ) ставил меня им в пример. Я помню, что финансовые журналисты ПРАЙМ сразу начали пользоваться большим авторитетом, регуляторы относились к нам с уважением. Мне, например, мог лично позвонить Константин Корищенко (директор департамента операций на открытом рынке ЦБ РФ. - ПРАЙМ), а я сама всегда могла позвонить Белле Златкис, она тогда возглавляла департамент по ценным бумагам и финансовому рынку Минфина. В то время было мало профессионалов, специализирующихся именно на финансово-экономической тематике. Их и сейчас не так много, а тогда почти вовсе не было.

Вначале мы сидели в здании РИА на Зубовском бульваре. Тогда оно, конечно, не было таким современным, как сейчас. Не могу сказать, что была совсем разруха, но были, конечно, советские круговые коридоры с кабинетами (сейчас - open space. - ПРАЙМ), деревянные двери, в буфете давали водку, точно помню. Но самое главное - офис пресс-службы Московской биржи располагался тут же, прямо на нашем этаже, за углом.

Алексей Мелешко, сооснователь ПРАЙМ, сейчас - владелец туристической компании Racing Travel:

У меня были неплохие отношения с Владимиром Марковым (возглавлял РИА в 1993-1998 годах. - ПРАЙМ), нам удалось арендовать помещение на Зубовском бульваре. Но в результате конфликта с другими менеджерами РИА пришлось уехать. Сначала мы переехали в район метро «Красные ворота», в старый особняк на Мясницкой, 43, а потом - в район метро «Октябрьская», в здание Московского института стали и сплавов, на Ленинском проспекте, 4-6. Все это происходило до 1996 года, когда мы обосновались в ИТАР-ТАСС.

Ирина Ясина, соосновательница ПРАЙМ, сейчас - руководитель Центра социальных рейтингов в РИА Новости:

Курьерские рассылки с новостями мы отправляли каждый день. Наша сотрудница Юлия Киселева создала совершенно уникальную систему доставки: она была организована путем найма некоторого количества тетушек, которые на метро, не связываясь ни с каким наземным транспортом, то есть с пробками, ездили по всей Москве. Тетушки, как и сама Юлия, были из так называемых «ящиков», закрытых военных организаций, которые тогда бедствовали. Они привыкли входить по звонку, выходить по звонку, отмечаться на каждом этапе. Человек 20 их было изначально.

Это была во многом романтическая история, мы - четверо - сидели на работе по 12 часов в сутки, а Лена Маковская еще работала в «Коммерсанте» и забегала периодически. Сначала сидели в РИА, потом в здании на Мясницкой. Там был очень красивый старый дом, запущенный. Сводчатые потолки, какими-то фанерными перегородками все было поделено на клетушки. Лесопилка во дворе была, и разве что летучие мыши не летали.

Елена Елина, одна из первых сотрудниц ПРАЙМ, сейчас - руководитель отдела «Финансовые рынки»:

Когда Олег Ананьев пригласил меня на работу в ПРАЙМ, он сказал: «На полгода денег хватит, а дальше - как повезет». С тех пор прошло 20 лет... Нам повезло!

В очередной раз получила подтверждение, что «все возвращается на круги своя». Именно в здании РИА Новости начинал ПРАЙМ свою работу в 1993 году, и сюда мы вернулись, спустя 18 лет. Правда, тогда, в ноябре 1993 года у ПРАЙМ даже не было своего помещения. Олег привел меня в комнату к Юре Щеголькову (сейчас - руководитель редакции «Туризм» РИА Новости. - ПРАЙМ), которую занимало его агентство «Рейтекс» на 5 этаже РИА, а сам уехал на работу в «Интерфакс» (все мои руководители, они же учредители еще продолжали работать в «Интерфаксе», хотя ПРАЙМ уже зарегистрировали). Только спустя какое-то время учредители пересадили меня в соседнюю комнату, которую снял ПРАЙМ, а сами периодически приходили «в гости».

В те годы в России существовал только один рынок - валютный, и на ММВБ проходили торги, по сути, только по валюте. Причем, происходило все это в большом зале в «высотке» в районе метро «Красные ворота», где тогда обитала биржа, на торги приходили представители банков уровня директоров департаментов и даже зампредов и лично подавали заявки на покупку или продажу долларов. Никакой речи об электронных торгах тогда не было. Так, например, когда на торгах появлялся зампред «Инкомбанка», все знали, что он пришел с большим клиентским заказом, а значит, возможны существенные колебания курса рубля.

Кроме того, иногда (правда, редко) зал торгов посещал сам Центробанк - их дилер Евгений Афанасьев проводил валютные интервенции прямо у всех на глазах, подавая на бумажках заявки на продажу долларов. Обычно это делалось по телефону, а биржевой маклер объявлял залу, какой объем валюты подан на продажу без уточнения, кем именно, хотя и так было всем понятно, кем.

Самым запоминающимся днем валютных торгов на ММВБ, конечно, стал «черный вторник», когда за один день 11 октября 1994 года курс рубля обвалился с 2833 до 3926 рублей за доллар. Торги тогда шли 2 или 3 часа. Если обычно они проходили в полной тишине и минут за 10, то в «черный вторник» они сопровождались гулом, хождением - дилеры успели не раз сходить на улицу покурить. В то время валютные торги проходили таким образом: банки заранее подавали заявки на покупку и продажу иностранной валюты, а в период торгов разница между спросом и предложением «гасилась» либо снятием заявок дилерами при достижении невыгодного для них курса, либо интервенциями ЦБ. В «черный вторник» эта разница увеличилась в разы, поэтому и торги проходили очень долго...

Олег Ананьев, сооснователь ПРАЙМ, сейчас - заместитель главного редактора РИА Новости:

Почти сразу же после создания ПРАЙМ стали появляться предложения по объединению его с другими информационными структурами. Так, мы встречались с представителями бюро Reuters в Москве - обсуждали возможную продажу им части акций в нашем агентстве, однако официальных предложений нам сделано не было. Потом они приняли решение создавать свою службу на русском языке, такова политика их компании.

Примерно в 1994 году заключили удачное соглашение с Dow Jones Telerate - они покупали нашу ленту, и это тоже очень поддержало нас финансово. Как известно, спустя 10 лет мы договорились о партнерстве с Dow Jones, стали транслировать их ленту.

Была попытка объединиться с проектом «РИА Рейтекс», который в 90-х создал Юрий Щегольков, бывший первый пресс-секретарь ММВБ.

Юрий Щегольков, бывший пресс-секретарь ММВБ, сейчас - руководитель редакции «Туризм» РИА Новости:

В конце 1991 года я стал первым пресс-секретарем Московской межбанковской валютной биржи, ММВБ. Собственно, как создавалась биржа: в составе ЦБ был отдел расчетных операций на валютных рынках, его и назвали, с легкой руки Александра Ивановича Потемкина (в 1991-1998 годах работал в ЦБ, в 1993-м - директором Департамента иностранных операций банка. - ПРАЙМ), «валютной биржей», к началу 1992 года 34 банка договорились между собой и с ЦБ РФ и приняли устав. Торги проходили в актовом зале Центробанка, где висели два огромных портрета Маркса и Энгельса, а между ними стоял бюст Ленина, под которым золотом на мраморе была выбита цитата классика про счетоводство. Средний возраст сотрудников ММВБ на тот момент был что-то около 25-27 лет, практически каждый лишь из только-только появляющихся в книжных магазинах учебников узнавал, чем он, собственно должен заниматься. Всего нас было 8 человек. Каждый день образовывался новый банк, каждый день курс доллара летел в тартарары, зарплата обесценивалась практически ежемесячно.

Я совершенно не понимал, что такое PR, правда уже прочитал книжку Сэма Блэка «Введение в PR», и делал ровно так, как в ней было написано. Очень много там было написано о том, как делать пресс-релизы. Спустя две недели после начала работы вместе с Алексеем Осенмуком мы выпустили первый регулярный пресс-релиз биржи. Помнится, график движения курса доллара мы рисовали карандашом. Пресс-релиз был разослан по имеющемуся списку иностранных СМИ (мы достали его по большому блату в гостинице «Международная»). Релиз имел успех, сразу же мне позвонил представитель Reuters в Москве Том Уилби, а спустя 2 часа на биржу пришел знакомиться Олег Ананьев из «Интерфакса»... Спустя еще несколько дней Олег познакомил меня с Алексеем Мелешко, Леной Маковской, Ириной Ясиной и Андреем Тугаем - отделом финансовой информации «Интерфакса», которые уже через два года войдут в число учредителей информационного агентства ПРАЙМ.

Со временем биржа росла, и нам понадобилось новое помещение. Я, как и большая группа топ-менеджеров ММВБ, считал, что биржа должна находиться там, где имеется мощный узел связи. Мы еще не знали, что такое интернет, но все понимали - нам нужно место, где без проблем можно подключить любое количество телефонных линий (между прочим - большой был дефицит в те годы). К счастью, мы знали одно место в Москве, где можно было снять большое помещение, и где было много телефонных линий, место называлось РИА Новости. В 1992 году ММВБ перебралась на Зубовский бульвар, 4.

Весной 1992 года словосочетание «Курс доллара на ММВБ» стало устойчивым выражением - вся страна знала, что утро надо начинать с поиска ответа на вопрос - почем сегодня доллар? Мне в пресс-службу постоянно звонили самые разные люди - от банковских клерков до натуральных мафиози, которые задавали один и тот же вопрос - «Какой сегодня курс доллара?» Автоответчик не помогал, в конце концов, мы решили предложить руководству ММВБ новую услугу: продажу информации о курсах валют. Благо этой информации становилось все больше и больше.

Для директора ММВБ эта история была слишком мелкой, для нас - для меня и еще нескольких журналистов - эта тема показалась все более и более интересной. В результате летом 1993 года мы решили создать АОЗТ (акционерное общество закрытого типа) «Рейтэкс». Новая компания предоставляла своим клиентам очень простую услугу - в течение 15 минут после окончания торгов на ММВБ мы высылали по факсу сводку с курсом доллара и марки и второстепенной информацией.

Системы электронных торгов на ММВБ тогда еще не было, торги происходили так: сидят люди - представители банков - у одних заявки на покупку, у других - на продажу. Маклер объявляет курс. В течение 5 минут спрос и предложение выравнивались, и объявлялся курс доллара на ближайшие сутки. У нас в договоре было обязательство - в течение 15 минут после окончания торгов присылать клиенту сводку по факсу. Люди - в магазинах, в банках, в самых разных организациях - получали эту сводку, моментально меняли все ценники и начинали работать. Стартовая стоимость нашего сервиса составляла около $30 в месяц. Через два месяца после создания «Рэйтекса» у нас было уже примерно 200 подписчиков, а еще через какое-то время что-то около 300-400. В общем, это была не нефтяная труба, но мы разбогатели, как нам тогда казалось, фантастически.

Вся наша деятельность развивалась параллельно с деятельностью агентства ПРАЙМ. Мы сидели в соседних комнатах, бегали в одну риановскую столовую, общались с одними и теми же ньюсмейкерами, даже техподдержка у нас была общая... ну, разве что у нас, у «Рейтэкса», образно говоря, была пирожковая, которая выпекала вкусные и дешевые пирожки с повидлом, а ребята строили завод по производству дорогих и качественных автомобилей. Мы запустились с полоборота и сразу начали продавать - и сразу начали расширяться. Мы увеличивали свой продукт шаг за шагом - прибавляя к самой ходовой сводке о курсе доллара на ММВБ другие информационные продукты. ПРАЙМ сразу делал мощную и достаточно дорогую информационную ленту, которая требовала корреспондентов, авторов, машинисток, корректоров, техников, бухгалтеров и т.д. и т.п. Затраты были большие, но лента ПРАЙМ уже на старте конкурировала и с «Интерфаксом», и с Reuters. Как показала практика, исторически этот путь был более правильным, - спустя всего два года интерес рынка к изменениям курса доллара на ММВБ угас, а экономическая информация нужна была всем и всегда.

В конце 1993 года мы - «Рейтэкс» и ПРАЙМ - думали объединяться в одну структуру, даже рабочее название было - Российское финансовое агентство (РФА). Но в итоге объединения не получилось. Свою роль сыграли и личные амбиции владельцев компаний, и разница в подходах, о которых я уже сказал. Оба агентства стремительно расходились в разные стороны. Летом 1994 года РИА Новости начали с нами переговоры о создании службы экономической информации, к середине 1995 года я продал агентство и уехал на работу в Испанию. В конце 1995 года ИТАР-ТАСС начал переговоры с ПРАЙМ, в результате которых на рынке появилась новая марка - ПРАЙМ-ТАСС.

Удивительно, но спустя много-много лет и я, и некоторые учредители ПРАЙМ вновь встретились - в РИА Новости. Круг, в некотором смысле, замкнулся. Конечно, иногда грустно вспоминать былое, но, наверное, это было лучшее время в моей жизни.

3. 1996 ГОД: СОЗДАНИЕ ПАРТНЕРСТВА С ИТАР-ТАСС

Леонид Воронцов, бывший замгендиректора ИТАР-ТАСС и совладелец ПРАЙМ-ТАСС:

История ПРАЙМ-ТАСС - это на данный момент три четверти истории ПРАЙМ. И я имел непосредственное отношение к созданию ПРАЙМ-ТАСС. Началось все в конце 1995 года, я вернулся в октябре из Берлина, где работал корреспондентом, на должность руководителя «Бизнес-ТАСС». Мой предшественник Игорь Игнатьев летом 1995 года ушел руководить пресс-службой Кремля (в ноябре 1996 года его сменил на этом посту Алексей Громов. - ПРАЙМ). После ухода Игнатьева из ИТАР-ТАСС полгода редакция была в подвешенном состоянии, а ко времени моего прихода там оставалась уже только горстка полупрофессиональных журналистов, которые не могли соперничать с другими СМИ, не было ни навыков, ни технологий. Мне пришлось заново знакомиться с медиарынком - пока я был в Германии, потерял ориентацию. Но помогли коллеги, в частности, бывший тассовец, позже ушедший в Reuters, Саша Будрис сказал, что из того многообразия агентств, которые были тогда и претендовали на звание экономических, наиболее интересным представляется ПРАЙМ.

Я, как журналист, конечно, проверил это по другим источникам и получил весьма положительные отзывы о молодом агентстве. А тут как раз мой коллега из службы маркетинга ИТАР-ТАСС накануне Нового года позвонил и сказал, что у него на переговорах сидит один из руководителей ПРАЙМ Андрей Тугай и обсуждает вопросы обмена информацией. Коллега свел нас вместе, мы просидели несколько часов у меня в кабинете, оценили наши возможности. Из разговора стало ясно, что наше сотрудничество могло бы стать взаимовыгодным и эффективным. Тогда о частно-государственном партнерстве никто не говорил, это сейчас оно в моде. Нам виделось создание третьей структуры на базе двух агентств, мы рассчитывали на синергетический эффект. Я поговорил с руководителем ИТАР-ТАСС Виталием Игнатенко и получил добро.

Игнатенко тогда, кстати, был вице-премьером (с мая 1995 года в правительстве Виктора Черномырдина курировал вопросы, связанные со СМИ. - ПРАЙМ), поэтому непосредственно нами занимался его первый заместитель Юрий Поройков, который пришел из «Литературной газеты». Он слабо ориентировался в экономической информации, практической помощи от него не было, но он и не мешал. После его ухода кураторство ПРАЙМ-ТАСС входило с обязанности первых заместителей Генерального директора - сначала Леонида Невзлина, потом Юрия Кобаладзе и, наконец, Михаила Гусмана.

Возвращаясь к созданию агентства: до весны 1996 года мы - ИТАР-ТАСС и ПРАЙМ - продолжали обсуждение проектов, структуры, принципов взаимодействия, к весне уже был готов устав и все учредительные документы ПРАЙМ-ТАСС, был подписан меморандум о взаимопонимании. Естественно, первоначально предполагалось, что ПРАЙМ и отдельно продолжит существовать, затея была рискованная, а владельцы не хотели рисковать, было оговорено, какие службы и продукты переходят в ПРАЙМ-ТАСС. Летом 1996 года структура была зарегистрирована.

К счастью, в самом ТАСС тогда шли большие перемещения, так что и ПРАЙМ удалось переехать в здание на Тверском бульваре, 2. Сразу же обосновались на 7 этаже, постепенно расширялись - «по комнате», в итоге получили где-то 200-250 кв. м. В сентябре 1996 года велась активная подготовка к выпуску общей ленты ПРАЙМ-ТАСС, и примерно к 1 октября она заработала. Но и до этого мы уже начали обмениваться лентами: ПРАЙМ включал тассовские сообщения, а мы - сообщения ПРАЙМ.

Олег Ананьев, сооснователь ПРАЙМ, сейчас - заместитель главного редактора РИА Новости:

До создания партнерства с ИТАР-ТАСС мы продали долю ОНЭКСИМ банку, которым в то время совладели Михаил Прохоров и Владимир Потанин. Они дали кредит агентству, который был конвертирован в блокирующий пакет - примерно 35%, еще 65% оставалось у учредителей.

После начала сотрудничества с ИТАР-ТАСС ПРАЙМ, по сути, распался на два агентства - ПРАЙМ и ПРАЙМ-ТАСС. ОНЭКСИМ банк оставался владельцем 35-процентной доли в ПРАЙМ, который, в свою очередь, владел 65% ПРАЙМ-ТАСС. Еще 35% ПРАЙМ-ТАСС получил ИТАР-ТАСС.

Сергей Черницын, бывший заместитель гендиректора группы ОНЭКСИМ:

ОНЭКСИМ банк всегда очень системно подходил к строительству бизнеса. Поэтому различные инвестиции в медиа были вполне естественны. Во-первых, это предполагало выстраивание отношений в медиа-среде, во-вторых, потенциально - рост общественного влияния, наконец, эти инвестиции рассматривались и как бизнес тоже. Мы с Ананьевым закончили один и тот же Институт стран Азии и Африки при МГУ и, конечно, у нас были хорошие личные отношения, распространявшиеся и на работу, и на тусовки. При этом никаких особых преференций себе в плане публикаций ОНЭКСИМ никогда от ПРАЙМ не требовал. Мы работали с ними на профессиональной основе, как со всеми. А ПРАЙМ всегда был профессионален.

Рафаэль Акопов, бывший президент холдинга «ПрофМедиа»:

В 2002 году я вышел на работу в «ПрофМедиа», а в 2004-м прошла сделка по продаже 35% ПРАЙМ-ТАСС банку «Еврофинанс». У них была одно время идея по строительству медиахолдинга, они даже договаривались о покупке доли в «Газпром-медиа».

Для нас же держать 35% в новостном агентстве не имело смысла. После расставания с ПРАЙМ у нас оставался миноритарный пакет в Independent Media, куда входило 30% «Ведомостей», мы его также продали.

Потанин и Прохоров, когда были совладельцами газеты и новостного агентства, относились к ним как к финансовым активам и не вмешивались в редакционные вопросы.

4. 1997-2010 ГОДЫ: РАЗВИТИЕ В ПАРТНЕРСТВЕ С ИТАР-ТАСС

Юрий Кобаладзе, бывший заместитель гендиректора ИТАР-ТАСС, генерал-майор СВР в отставке, сейчас - старший советник инвестбанка UBS:

Я пробыл в ИТАР-ТАСС недолго, можно сказать, что в течение 1999 года нес ответственность за деятельность ПРАЙМ-ТАСС, присматривал, чтобы глупостей не наделали. ТАСС - не сенсационное агентство, всегда считалось консервативным источником информации, не хотелось, чтобы кто-то дискредитировал ТАСС как надежный источник, но я таких случаев не помню. ПРАЙМ сам очень быстро завоевал доверие у читателей.
ПРАЙМ-ТАСС существовал почти автономно, но под эгидой ИТАР-ТАСС. Можно сказать, что они в полной мере использовали ресурс ТАСС, но в своей каждодневной работе были автономны. Были самостоятельны в формировании ленты ПРАЙМ-ТАСС. Но российские и иностранные читатели понимали, что это «тассовская» лента, ее защищал авторитет ТАСС, политика была такова. Я не присутствовал при принятии решения о создании совместного предприятия, но думаю, что ПРАЙМ получал авторитет известного бренда, а ТАСС - причастность к независимому СМИ, всем было хорошо.

Кто-то может говорить, что ТАСС с помощью ПРАЙМ готовился к приватизации. О приватизации ТАСС много лет ходили слухи, мой предшественник Леонид Невзлин действительно собирался все приватизировать, но это ничем не закончилось и не могло закончиться. ТАСС - госагентство, ему дали какую-то финансовую самостоятельность, но это не был «Интерфакс».

Мы регулярно общались с ребятами Олегом Ананьевым и Алексеем Мелешко, эти встречи носили чисто формальный характер. Время было сложное, послекризисное - неустойчивая политическая ситуация на фоне экономических бед, произошла смена правительства, «ушли» правительство Евгения Примакова. В этих условиях экономическая информация приобретала все больше значения. Тогда это было нужно. Но, может быть, с годами ТАСС понял, что не получилось синергии, ситуация поменялась.

Олег Ананьев, сооснователь ПРАЙМ, сейчас - заместитель главного редактора РИА Новости:

Модель зарабатывания ПРАЙМ была проста - контракты с ЦБ и деньги подписчиков. Рекламодателей было мало, собственно, для них и площадки не было. Максимум - можно было бы рекламный листочек в бюллетени вложить. В 2010 году выручка ПРАЙМ составляла около 230 миллионов рублей, на рекламу приходилось меньше 10%.

Жили, как говорится, «на свои», ТАСС ничего не давал, кредитов не брали. Становилось все труднее и труднее, поскольку себестоимость росла быстрее доходов. У нас основными расходами были зарплата и аренда. Совсем стало тяжело, когда нас заставили платить полную аренду. Сначала ИТАР-ТАСС имел право назначать профильным компаниям, которые работают с ним на одном рынке, льготную аренду - 10% от рыночной цены. Но потом у ИТАР-ТАСС это право отняли, деньги стали перечисляться сразу в Росимущество. Тогда мы стали платить около $1 тыс за кв. м; обычная рыночная цена, учитывая, что Тверской бульвар - это самый центр Москвы. Но мы же не казино!

Думали, как расширяться. Когда «Еврофинанс» стал нашим акционером, договаривались, чтобы он помог нам с агентством АК&М объединиться. Дело в том, что ФСФР не включала нас в список агентств, уполномоченных на раскрытие информации, а за АК&М стоял Александр Волошин (официально входил в число учредителей АК&М. - ПРАЙМ), они вошли в этот список. Кроме «Интерфакса» и АК&М поначалу никого не пускали в этот бизнес. «Еврофинанс» купили 50% АК&М с нашей подачи, но они отказались сливаться. А потом уже не надо было - ФСФР внесла нас в список.

1998-1999 годы - самое тяжелое время, все свободные средства ПРАЙМ оказались вложенными в ГКО, как и у всех на тот момент, возвращали с большим трудом.

Наталья Чернякова, одна из первых сотрудниц ПРАЙМ, сейчас - директор аналитической дирекции ПРАЙМ:

В 1998-1999 годах был трудный период, деньги ПРАЙМ-ТАСС зависли в ГКО. Справедливости ради надо отметить, что тогда все хранили деньги в этих облигациях. Помню, что, как и всем, деньги нам возвращали траншами, ну, может быть, чуть быстрее, чем остальным. Пояса тогда зажали все, дело даже не в том, что сбережения зависли. Самое главное - сократились доходы от подписки, потому что начали сокращать расходы клиенты, а это, понятно, были главным образом финансовые структуры, которые больше всех пострадали во время кризиса. Банки в первую очередь сокращали аналитиков, маркетологов, экономили на покупке информации. Но кризисы приходят и уходят, кто-то разбогатеет, кто-то разорится, а мы должны заработать на описании этого процесса.

В то время - в 1998-1999 годах - я уже почти не занималась корреспондентской работой, почти перед самым кризисом мы запустили новый продукт, который сейчас является одним из основных для ПРАЙМ - «БИР-Аналитик». Сделали на чистом энтузиазме. Вначале это была просто база данных по эмитентам, их было 2 тысячи, потом 15 тысяч, на сегодняшний день это база по всем российским компаниям, включающая примерно 4,9 миллионов действующих юрлиц или более 7 миллионов всех юрлиц, включая недействующие.

Мы начали заниматься раскрытием информации эмитентами на рынке ценных бумаг. Правда, в 2003 году нам не удалось войти в число уполномоченных ФСФР агентств - ими стали «Интерфакс» и AK&М, это решение пролоббировало их руководство. Но в 2006-ом году мы успешно прошли отбор и вошли в число 5 уполномоченных ФСФР агентств на раскрытие информации на рынке ценных бумаг. С 2007-го и до сих пор - занимаемся «раскрытием». Кроме того, теперь мы оказываем специализированные услуги депозитариям, готовим специальную аналитику на заказ - например, для «Видео Интернешнл», одного из главных продавцов телерекламы в стране.

Михаил Гуляев, бывший редактор английской редакции ПРАЙМ-ТАСС, сейчас - директор московского представительства Argus Media:

Я пришел в ПРАЙМ-ТАСС в 2001 году, и моей задачей было создать английскую редакцию, ее как таковой не существовало. Когда были запущены англоязычные лента новостей и новостные бюллетени, мы стали думать о более широком распространении наших продуктов и провели переговоры с Bloomberg, AFX, и Dow Jones.

В 2003 году Dow Jones стал нашим партнером - был налажен обмен новостным контентом, их журналисты получили доступ к нашим новостям на русском и английском языках, а мы - к новостям Dow Jones. Но наша задача в итоге была коммерческой - мы должны были зарабатывать деньги. В этом смысле наши интересы совпадали с интересами Dow Jones, и в 2004 году мы совместно с ними создали русскоязычную ленту новостей по валютному рынку, которая довольно быстро стала приносить прибыль, за ней последовали другие совместные ленты новостей. Я очень рад, что проекты, которые мы с коллегами запустили 10 лет назад продолжают успешно работать и востребованы на рынке.

Владимир Эленбоген, один из старейших сотрудников ПРАЙМ, замруководителя службы выпуска:

Я помню 31 декабря 1999 года. Ожидался спокойный предпраздничный день с исчезающей активностью в тех сферах, которыми занимается агентство. Редакция довольно быстро опустела, осталось буквально несколько человек, среди которых, в частности, был ваш покорный слуга. И тут совершенно неожиданно в 12.00 Борис Ельцин объявляет по ОРТ о своей отставке с поста президента России. Мы понимаем, что праздник «накрылся», на память приходит даже вырвавшаяся из наших уст тирада, но она не годится для открытой печати. Мы стали выдавать на ленту подробности, комментарии политиков в России и вне её, информацию о первых шагах и.о. президента Владимира Путина. Наши аналитики написали о реакции рынка, который упал буквально на 20 минут, а потом легко и непринужденно компенсировал падение, как тогда считалось - за счет снижения политических рисков - и продемонстрировал почти 20-процентный рост. Однако к вечеру всё более-менее успокоилось, информационный день практически завершился, и мне удалось вовремя попасть к праздничному столу.

5. 2011 ГОД: СОЗДАНИЕ ПАРТНЕРСТВА С РИА НОВОСТИ

Олег Ананьев, сооснователь ПРАЙМ, сейчас - заместитель главного редактора РИА Новости:

В 2010 году РИА Новости предложило выкупить контрольную долю в ПРАЙМ-ТАСС. На тот момент компании ПРАЙМ, можно считать, не существовало, все активы были переведены в ПРАЙМ-ТАСС. В этой организации 50% принадлежало «Еврофинансу», 35% - ИТАР-ТАСС, еще 15% - мне, Алексею Мелешко и Леониду Воронцову, который тогда работал замгендиректора ИТАР-ТАСС. Владельцем небольшого пакета - около 10% - временно был ВЭБ, но и он продал долю «Еврофинансу».

Со стороны РИА договаривался первый заместитель главного редактора Максим Филимонов, который когда-то работал выпускающим редактором в ПРАЙМ. В течение примерно двух лет мы обсуждали с Филимоновым, что хорошо бы нам вместе поработать. Потом РИА нашло деньги.

У РИА была экономическая редакция, которая работала с не очень высокой эффективностью. Был контент, который не продавался, им нужно было налаживать бизнес: покупать биржевые потоки, выстраивать IT-инфраструктуру, подписывать контракты с клиентами, такой багаж быстро не наработаешь.

Алексей Мелешко, сооснователь ПРАЙМ, сейчас - владелец туристической компании Racing Travel:

Мы со своей стороны понимали, что нашему агентству необходимо развитие, что у РИА есть масса достоинств. Хотя я думал, что между РИА и ТАСС будет некоторое взаимодействие - допустим, каждая сторона могла бы владеть блокирующим пакетом. Но РИА решило, что ему нужен контроль. У нас с Олегом и Леонидом, по сути, не было другого выхода, как продать РИА свой пакет после того, как мы узнали, что «Еврофинанс», владеющий 50% акций ПРАЙМ-ТАСС, полностью продает им свою долю.

Я не считаю, что мы как создатели ПРАЙМ хорошо заработали, хотя мы, бесспорно, получили неплохие деньги. Но не это главное, просто мы занимались любимым делом. Даже сейчас иногда думаю о том, чтобы вернуться к своим журналистским занятиям. Правда, у меня сейчас появилось хобби - туристическое агентство Racing Travel, которое помимо обычных услуг занимается организациями тренировок для автогонщиков за границей. Получилось так, что в 40 лет я в первый раз сел за руль и сразу же очень увлекся машинами. Другое дело, что я очень скучаю по журналистике, это большая часть моей жизни. Хотя, конечно, на мой взгляд, свободных ниш для того, чтобы что-то сделать, как в 1993 году, практически не осталось. Ситуация в экономике сложная. Нужны большие деньги для создания информагентства, да и нет потребности у рынка, на самом деле: я считаю, что те информационные структуры, которые есть, с лихвой покрывают спрос на оперативную информацию, с избытком. Если и делать что-то, то совсем узкопрофильное.

Леонид Воронцов, бывший замгендиректора ИТАР-ТАСС и совладелец ПРАЙМ-ТАСС:

Первые же годы работы ПРАЙМ-ТАСС показали, что идея партнерства ПРАЙМ и ИТАР-ТАСС была верной. К сожалению, использовать синергетический эффект от сотрудничества государственного и частного агентств на сто процентов не удалось. ИТАР-ТАСС безусловно способствовал на начальном этапе укреплению статуса своей дочерней структуры, но для осуществления новых масштабных проектов в области экономической информации этого было мало. Новые возможности для развития ПРАЙМ мы увидели в сотрудничестве с РИА, и сейчас я убежден, что мы не ошиблись.

Максим Филимонов, первый заместитель главного редактора РИА Новости:

Идея объединения усилий РИА Новости и ПРАЙМ родилась в 2007 или 2008 году. Я очень хорошо знал и близко дружил с командой менеджеров ПРАЙМ, мы исповедовали одинаковые ценности в экономической журналистике, я сохранил о работе в ПРАЙМ (был выпускающим редактором в агентстве в 1994-1996 годах. - ПРАЙМ) самые добрые воспоминания. Мы обсуждали варианты сотрудничества, пока однажды нам в РИА Новости не пришла в голову мысль выкупить пакет частного инвестора, который был в руках у банка. Мы даже наняли специального финансового консультанта, который сделал приблизительную оценку стоимости бизнеса ПРАЙМ. Однако наше предложение тогда не устроило акционера по цене.

Тем не менее, мы продолжили с банком обсуждение различных конфигураций сотрудничества, детали которых я не хотел бы раскрывать. В 2011 году банк после долгих переговоров все же согласился продать свой пакет, консолидировав его с пакетом менеджмента.

Летом 2011 года состоялся переезд ПРАЙМ в здание РИА Новости, и началась новая страница.

Непросто происходил процесс объединения двух редакционных команд, ведь за время переговоров РИА Новости создало собственную сильную экономическую редакцию, в итоге по многим направлениям происходило пересечение компетенций корреспондентов, и это создавало неизбежные трения в уникальном редакционном коллективе.

Но я считаю, что стратегия на объединение двух команд была единственно правильной. РИА Новости отдало все освещение экономики ПРАЙМ. Произошла синергия за счет объединения технологических возможностей РИА Новости и ПРАЙМ.

Безусловно, спустя годы понимаешь, что многие вещи можно было сделать по-другому, но в целом я считаю, что путь на объединение усилий ПРАЙМ и РИА Новости себя оправдал.

6. 2011 ГОД - Н.В.: РАЗВИТИЕ В ПАРТНЕРСТВЕ С РИА НОВОСТИ

Глеб Брянский, главный редактор агентства ПРАЙМ:

В ПРАЙМ я работаю 10 месяцев. С тех пор как я возглавил редакцию ПРАЙМ, я много раз слышал один и тот же вопрос: кто мы такие и для кого мы пишем. Ответ я сформулировал для себя так: мы делаем новости экономики в группе РИА Новости, или, используя определение одного моего иностранного коллеги, «we are the Bloomberg of RIA Novosti».

У нас большие планы: мы хотим сделать сайт ПРАЙМ обязательным чтением для всех, кто интересуется экономикой и - в связке с коллегами на бизнес стороне ПРАЙМ - потеснить конкурентов на рынке информации для профессионалов. Мы хотим создать вокруг нашего сайта сообщество людей, интересующихся эксклюзивной, объективной и неангажированной информацией о российской и мировой экономике. Мы будем соперничать с нашими прямыми конкурентами - агентствами «Интерфакс» и ИТАР-ТАСС, а также с газетами «Коммерсантъ» и «Ведомости» и порталами экономической информации. Мы хотим развивать тематические проекты по отдельным секторам экономики, а также сделать прорыв на мобильном направлении.

Для реализации этой задачи мы рассчитываем привлечь огромные ресурсы группы РИА Новости, прежде всего корреспондентскую сеть РИА Новости в России и мире, а также накопленные знания в области интернет-технологий. Что-то уже получилось сделать. Название агентства чаще появляется в информационном пространстве благодаря эксклюзивной информации от наших корреспондентов. У нас бурными темпами растет количество посетителей на обновленном сайте. Мы подготовили к запуску два тематических проекта - по транспорту и сельскому хозяйству. И это только начало.

В ПРАЙМ исторически сложились сильная команда журналистов и редакторов, способных выполнить поставленные задачи. Я хочу сохранить эту команду и дальше укреплять её за счет привлеченных «звезд» из других изданий, а также профессионального развития сотрудников.

И еще. В ПРАЙМ за много лет сложилась уникальная товарищеская атмосфера, которую с теплотой и ностальгией вспоминают все, кто по тем или иным причинам покинул агентство. Ее я тоже хочу сохранить.

Юлия Ярош, главный редактор сайта ПРАЙМ:

Для меня ПРАЙМ ассоциируется с крутыми поворотами. В 2002 году, будучи старшим экспертом аудиторской компании «Юникон» (сейчас - часть группы BDO), я пришла к Олегу Ананьеву проситься на работу по объявлению. Со стороны этот была большая глупость: про журналистику я не знала вообще ничего, ни одного знакомства в медиа не имела, помню, что теряла в зарплате около 70%. Еще помню, как ко мне пришла эта идея: PR-служба «Юникона», в которой, кстати, трудился Филипп Ильин-Адаев, создатель Banki.ru, рассылала сотрудникам обзоры прессы, и почему-то мне показалось, что даже обзоры прессы делать - это уже невероятно интересно, а уж работать в этой самой прессе - недостижимая мечта. Зачем-то Ананьев все-таки взял меня на работу. Это было большим счастьем.

После ПРАЙМ были «Ведомости», «Коммерсантъ» и снова «Ведомости», точнее Vedomosti.ru. А теперь - с апреля 2013 года - снова ПРАЙМ, точнее 1prime.ru. И переход в онлайн - это, конечно, тоже крутой поворот. Помимо ставших общим местом разговоров про «будущее за интернетом» меня подкупила честность, свойственная Сети. Успех здесь легко и объективно измеряется - в кликах, в лайках. С апреля нам удалось собрать на сайте сильную команду, к осени появились первые результаты: количество посетителей в августе впервые превысило 1 млн, в сентябре - уже 1,6 млн. Когда видят наши результаты, обычно спрашивают: трафик покупаете? Нет. Кофе литрами покупаем, а трафик - нет.

Глеб Грозовский, генеральный директор ПРАЙМ:

Я проработал 20 лет в Thomson Reuters, а потом задумался - как дальше развивать карьеру, где мне быть: оставаться в компании, с которой многое связывает, или попытаться найти что-то другое, чтобы применить весь тот опыт, который наработан за годы в международной организации. Мое желание найти что-то новое совпало по времени с намерением РИА Новости, как нового акционера ПРАЙМ, найти нового директора. Здесь наши интересы совпали, и я после недолгих колебаний принял это предложение. Это был большой вызов самому себе. Переговоры со мной вела главный редактор РИА Новости Светлана Васильевна Миронюк, если бы не она, ничего бы не было. С момента первого разговора с ней до моего выхода на работу прошел примерно месяц. В целом то, с чем я столкнулся, соответствовало моим ожиданиям, мой настрой был правильным. Прошло уже два года, я нисколько не жалею, по-прежнему есть драйв. Кое-что сделано, но еще больше предстоит, я с оптимизмом смотрю в будущее.

Мы сформулировали для себя цель: ПРАЙМ должен стать российским Bloomberg, может быть, это амбициозно, но вектор такой. Главное - есть понимание, что наше агентство знают, его цитируют. Когда я только пришел, клиенты в банках, например, редко идентифицировали ПРАЙМ, в лучшем случае вспоминали ПРАЙМ-ТАСС. За эти два года, честно хочу сказать, ситуация изменилась: куда бы я ни приходил, мне говорят - да, мы знаем ПРАЙМ, знаем журналистов, мы ваши подписчики. Процесс идет. Мы позиционируем себя как агентство для профессионалов и уверены, что их количество будет расти.

При этом, входя в группу РИА Новости, мы осознаем, что одна из наших главных задач - информирование общества. Не секрет, что на Западе простые люди - пенсионеры, домохозяйки - тратят свои сбережения на то, чтобы сделать долгосрочные инвестиции, обеспечить себе старость. У нас пока этой модели нет. В моем понимании сейчас 1-2 миллиона человек в России ежедневно интересуются, что происходит с рынками - денежным, товарным, что происходит с макроэкономикой. Эти люди приходят на наш сайт и получают проверенную и оперативную информацию. В идеале, мы видим сайт ПРАЙМ как один из источников информации, используемый посетителями для принятия финансовых решений.

Мы приложили огромные усилия, чтобы подготовить редизайн сайта, полностью обновили команду сайта, у нас есть замечательный главный редактор, я не нарадуюсь (смеется). Сайт - это наше лицо, острие клинка, которое нам позволяет продвигать себя во внешнем мире. И я вижу результаты нашего труда, синергию с РИА Новости, верю, что все поставленные амбициозные цели будут достигнуты.