ВАШИНГТОН, 14 июн — ПРАЙМ. После выхода Соединенных Штатов из сделки с Ираном по ядерной программе и восстановления всех санкций против Ирана — как первичных, так и вторичных — перед европейскими союзниками США встал тяжелый вопрос: как защитить свои компании и сохранить при этом то, что осталось от многостороннего соглашения.

Высокопоставленный европейский дипломат, говоривший на условиях анонимности, рассказал РИА Новости, что пока прогресса в выработке стратегии в Европе по данному вопросу не наблюдается, дискуссии продолжаются. Дело в том, что США до сих пор не представили своим партнерам четкого руководства по тому, какие могут быть исключения при введении вторичных санкций для компаний, пояснил дипломат. Собеседник агентства допустил, что американские ведомства сейчас пытаются подогнать свои действия под решение президента, которое стало для многих неожиданностью. Комментируя пессимистичные заявления некоторых экспертов о судьбе соглашения с Ираном, дипломат сообщил: "Могу сказать, что я тоже не отношусь к числу оптимистов".

Иран

Угроза санкций со стороны США ставит под удар ядерную сделку с Ираном

Бывшие представители администрации США, которые работали над санкциями в отношении Ирана, а также над заключением ядерной сделки, отметили в беседе с РИА Новости, что, скорее всего, большинство европейских компаний покинут Иран.

ЗАПУСК САНКЦИОННОГО МЕХАНИЗМА

Соединенные Штаты являются мировым лидером в использовании санкций как инструмента политического и экономического давления на другие страны в надежде изменить их поведение. Эффективность таких мер является предметом горячих споров как внутри страны, так и среди международного сообщества.

В целом, существуют две категории санкций — первичные и вторичные, которые также называют экстерриториальными. В то время как первичные санкции касаются бизнеса американских компаний с Ираном, то вторичные — бизнеса компаний других стран с Ираном. В случае продолжения ведения дел в этой стране, иностранные предприятия рискуют оказаться отрезанными от американского рынка. Весь расчет идет на то, что санкции не нужно будет вводить, поскольку компании сами осознают такой риск и просто свернут свой бизнес. Это справедливо и в отношении других стран, против которых США ввели санкции, в том числе и России.

Бывший директор по международным экономическим делам Совета нацбезопасности Белого дома, экс-заместитель координатора по санкционной политике госдепа Дэвид Мортлок рассказал в интервью РИА Новости, что после выхода США из Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе стране предстоит проделать большую работу. Ее можно разделить на две части — техническую и дипломатическую. К первой относятся вопросы возвращения санкционных положений и юридических полномочий для введения санкций, а также предоставление руководств компаниям относительно того, что запустит процесс введения вторичных санкций, а что нет. Ко второй — многочисленные поездки в другие страны и встречи с официальными лицами и бизнесом для того, чтобы разъяснить проводимую политику и попытаться убедить в ее необходимости.

В этот раз, отмечает Мортлок, это будет сделать гораздо сложнее, поскольку "существует довольно фундаментальный уровень разногласий между правительствами по решению США выйти из сделки".

ГИБКОСТЬ ПО-АМЕРИКАНСКИ

Ответа на вопрос, какие санкции могут последовать (и последуют ли они вообще), если компания вопреки всему выберет взаимодействие с Ираном, а не США, нет. Американские власти любят использовать довольно размытые формулировки, как то "введение санкций против компаний за значительные транзакции". Но что есть "значительные"? По словам бывшего представителя администрации, такой язык используется неспроста. "Вторичные санкции прописаны таким образом, чтобы у правительства США была довольно большая свобода рук в принятии решений — вводить санкции или нет. Управление по контролю за иностранными активами Минфина США (OFAC) изложило ряд факторов, которыми они руководствуются. Но в конечном счете американское правительство само определяет то, что они хотят видеть как "значительное", — пояснил Мортлок.

Аналогичную гибкость США хотят сохранить и с точки зрения того, какие последствия могут ждать те компании, которые решат продолжить работу с Ираном.

"Вариантов санкций, которые правительство США может ввести против европейской или азиатской компании за ведение бизнеса в Иране, чрезвычайно много", — подтвердил Мортлок.

Ричард Нэфью, входивший при администрации Барака Обамы в переговорную команду США по Ирану, а также работавший над разработкой санкций в отношении этой страны, отметил в свою очередь, что в зависимости от того, кем вы являетесь — компанией или банком — есть разные виды санкции. "Если вы — банк, то вам могут отказать в установлении банковской деятельности на основе корреспондентских отношений с США. Если вы — Standard Chartered, то можете потерять отношения с JP Morgan. Если вы — компания, то исполнительным директорам может быть запрещен въезд в США, может быть введен запрет на импорт-экспорт товаров. Некоторые вещи имеют значения, некоторые — нет. И все зависит от того, что думают в госдепартаменте и министерстве финансов", — заявил он.

Иран

Китайские и российские компании стремятся заместить европейцев в Иране

Над санкциями ежедневно в США трудятся сотни человек. К примеру, по словам Нэфью, в министерстве финансов на данном направлении работает около 400 человек.

"Очень много людей работают над этим ежедневно — будь то OFAC или команда по санкциям в госдепартаменте. Десятки, десятки людей работают по Ирану ежедневно. Но также нужно учитывать и тот факт, что над этим также работают посольства, послы, поскольку это является крайне важным дипломатическим вопросом. Работают правоохранительные органы — ФБР и Минюст", — подчеркнул Мортлок.

Так что человеческие ресурсы для США, по словам экспертов, не являются проблемой в осуществлении санкционной политики.

Еще одним вопросом в непростых санкционных перипетиях является то, кто и как принимает решения о введении ристрикций. По словам собеседников РИА Новости, при прошлой администрации решения о введении вторичных санкций принимались на очень высоком уровне, в особенности если речь заходила о европейских, японских, южнокорейских компаниях.

"Мы всегда поднимали их по меньшей мере до уровня заместителей, глав ведомств, а иногда и до президента. Главный источник информации — это расследования, разведка, адвокаты", — сообщил Нэфью.

Так, по его словам, "все санкции проходят через юристов, чтобы убедиться, чтобы это соответствовало стандартам обвинительного акта, чтобы быть точно уверенными в фактах и убедиться, что на нас не подадут в суд".

"А если на нас и подадут в суд, то мы выиграем", — резюмировал бывший дипломат.