ФРАНКФУРТ, 12 дек — ПРАЙМ. Европейский центральный банк близок к принятию знаменательного решения о завершении своей масштабной программы покупки облигаций. Это закроет главу, посвященную политике, которая в свое время помогла США восстановить рост экономики, однако имела неоднозначные результаты в Европе, говорится в статье Dow Jones.

Ожидается, что руководство ЕЦБ утвердит решение о завершении программы количественного смягчения на заседании в четверг. Таким образом, ЕЦБ станет третьим ключевым центральным банком, завершающим количественное смягчение, следуя за Федеральной резервной системой США и Банком Англии. Банк Японии пока продолжает покупать облигации.

Действия ЕЦБ были усложнены уникальной структурой блока, в который входит 19 стран, пользующихся общей валютой, но проводящих самостоятельную налогово-бюджетную политику. В такой ситуации было очень непросто найти универсальное решение для низкой инфляции потребительских цен и высокой безработицы в отдельных регионах Европы. Выкуп государственных долгов втянул ЕЦБ в политические битвы европейских держав.

Изначально программа банка была рассчитана на 18 месяцев и предусматривала покупку облигаций на сумму около 1 трл евро. В результате проект затянулся почти на четыре года и обошелся в 2,6 трл евро (2,96 тлр долларов США). Существует мнение, что программа ЕЦБ способствовала росту популярности евроскептиков, которые сегодня бросают вызов традиционным политикам и обвиняют ЕЦБ в спасении слабых южных экономик за деньги северных держав.

"Я думаю, что программа количественного смягчения экономически была успешной для ЕЦБ, а политически — почти катастрофой", — говорит Стефан Герлах, ведущий экономист EFG Bank. "Причина заключается в том, что еврозона – не единая экономика, а союз суверенных государств", — отмечает он.

Затянув с началом программы, ЕЦБ заканчивает покупку облигаций годами позднее ФРС и Банка Англии и не в самое удачное время. В последнем квартале рост экономики еврозоны замедлился до 4-летнего минимума, причем сокращаться начинает даже экономика Германии, которая является крупнейшей в Европе. Мировые финансовые рынки дестабилизированы, а Италия, похоже, вступает в рецессию.

Здание Европейского центрального банка (ЕЦБ) во Франкфурте, Германия

Как центробанки спасают экономику во время кризиса

"Не знаю, зачем ЕЦБ так торопится", — говорит Джозеф Ганьон, экономист Peterson Institute for International Economics.

Если Европу действительно ждет более значительный экономический спад, то из-за запоздалого завершения программы реагировать на него будет сложнее. ФРС последние годы занималась разгрузкой своего баланса и постепенным повышением процентных ставок, и ЕЦБ тоже потребуются годы, чтобы оптимизировать свой облигационный портфель. Из-за отрицательной процентной ставки использовать этот инструмент для стимулирования роста будет достаточно трудно.

Между тем руководство ЕЦБ игнорировало поступавшие последнее время предупредительные сигналы, продолжая сокращать объемы покупок облигаций на протяжении многих месяцев. "Нет совершенно никаких причин для того, чтобы рост еврозоны вдруг резко прекратился", — заявил в ноябре президент ЕЦБ Марио Драги.

В четверг ЕЦБ может смягчить удар для инвесторов, обнародовав подробности своей стратегии реинвестирования средств, полученных за облигации с наступившими сроками погашения, для стабилизации своего баланса. Дополнительным стимулом может стать покупка облигаций с более длительными сроками погашения. Еще одним успокаивающим сигналом может стать подтверждение намерения не повышать ключевую ставку, которая сейчас составляет —0,4%, раньше конца 2019 года.

Любое из последующих решений ЕЦБ способно потрясти и без того нестабильные финансовые рынки.

"Процесс завершения количественного смягчения будет болезненным из-за возвращения в систему рисков, которые будет необходимо учитывать в ценах, — говорит Катрин Манн, ведущий экономист Citi. – И процесс будет очень болезненным, поскольку эти риски не закладывались в цены целых 10 лет".

ЕЦБ начал покупки облигаций в начале 2015 года, спустя несколько месяцев после того, как ФРС завершила свою собственную долгосрочную программу, которая была создана в период мирового финансового кризиса в 2009 году. Количественное смягчение дает центральным банкам, которые уже приблизили свои ставки к нулевому уровню, возможность поддержать замедляющуюся экономику путем покупки гособлигаций и других долговых обязательств, чтобы понизить долгосрочные процентные ставки.

Когда ФРС и другие центральные банки покупали облигации, ЕЦБ боролся с долговым кризисом, который разразился в 2010 году в Греции, а затем распространился на Португалию и Ирландию. Это осложнило покупки облигаций, так как это выглядело так, будто ЕЦБ незаконно спасал слабые европейские правительства, которые не имели возможности финансировать себя за счет рынка.

Еще больше осложняло проблему то, что влиятельный центральный банк Германии был против количественного смягчения и предыдущих программ покупки облигаций, которые были меньше по масштабам.

По многим признакам покупки облигаций имели большое влияние. В 2016 и 2017 годах темпы роста еврозоны превысили темпы роста США, и за период действия количественного смягчения в регионе создавалось около 195 000 рабочих мест в месяц, что примерно соответствуют аналогичному показателю в США. Годовая инфляция в прошлом месяце составила 2%, что немного превышает целевой уровень ЕЦБ.

Самым большим бенефициаром была Германия, несмотря на несогласие Бундесбанка, так как более слабый евро оказывал поддержку экспорту. "Никто в немецкой промышленности не скажет: я большой почитатель политики Марио Драги, — говорит Андреас Меллер, один из руководителей Trumpf GmbH, компании-производителя станков на юге Германии. – Но когда мы смотрим на цифры, то мы, естественно, видим позитивный эффект".

Продажи его компании за последние годы росли на 10%-12% в год. Доходы получали поддержку со стороны слабого евро, низкой стоимости заимствований и восстановления крупных рынков, например, Испании и Франции.

Чтобы достичь этих целей, ЕЦБ ежемесячно покупал государственные и корпоративные облигации на сумму в десятки миллиардов евро, фактически поглощая весь новый долг, выпущенный правительствами еврозоны в течение большей части из последних 40 лет. Благодаря этому его баланс увеличился до 40% от ВВП еврозоны, тогда как баланс ФРС составляет около 20% от ВВП.

Тем не менее, Петер Прет, главный экономист ЕЦБ, недавно выразил восторг в связи с тем, что центробанк в целом достиг своих целей, несмотря на многочисленные факторы неопределенности касаемо покупок облигаций и отрицательных ставок.