МОСКВА, 5 фев — Dow Jones. Нервный шаг мировой экономики в прошлом году не стал неожиданностью для менеджеров по снабжению и для тех, кто следит за основанными на их мнениях экономическими индикаторами.

Индексы менеджеров по снабжению (PMI) стали одним из опережающих индикаторов состояния производства в мире. Большую часть прошлого года официальные прогнозы таких организаций, как ФРС и МВФ, оставались устойчивыми, а фондовые рынки росли до 4-го квартала. В то же время один из самых ранних и явных признаков наличия брешей в мировой экономике был очевиден: менеджеры по снабжению во многих странах наблюдали ослабление спроса, замедление роста заказов и сигналы о том, что экономике США не избежать понижательного давления.

Индексы менеджеров по снабжению рассчитываются по всему миру. Они отражают перспективы большинства ключевых экономик на основе опросов людей, занимающих центральные места в цепях поставок компаний и принимающих решения об объемах заказов, изменении запасов или цен, чтобы удовлетворить меняющийся спрос на продукцию компании.

"Именно эти люди первыми видят давление со стороны спроса и должны реагировать на него, — сказал глава службы закупок компании Ryder System Inc Тим Фиоре. – Они связаны с производством и должны реагировать при получении новых заказов".

В течение прошлого года менеджеры по снабжению настойчиво предупреждали о том, что здоровье мировой экономики, особенно производственного сектора, ухудшается.

"Во многих компаниях мы занимаем уникальные позиции, и никто другой не способен так же хорошо держать руку на пульсе", — сказал Фиоре.

Первый сигнал прозвучал из Европы в начале 2018 года, когда PMI еврозоны, которые рассчитывает исследовательская компания IHS Markit, начали терять импульс. В течение года индикаторы в Европе становились слабее. Аналогичный индекс для мирового производственного сектора, рассчитываемый JPMorgan's Global также стал ослабевать. Индекс компании Caixin в Китае снизился в марте 2018 года.

За этим последовали официальные данные. Рост ВВП еврозоны замедлился, а в некоторых странах, таких как Германия и Италия в 3-м квартале он был отрицательным. Рост экономики вслед за PMI замедлился и в Китае.

Расчет PMI в 1930-е годы начала Национальная ассоциация агентов по закупкам США, которая опрашивала своих членов об условиях ведения бизнеса и делилась информацией с Торговой палатой, ФРС и другими государственными ведомствами в период Великой депрессии.

Впоследствии ассоциация была преобразована в Институт управления поставками (ISM), а рассчитываемые им индексы остаются сопоставимыми уже более семи десятилетий.

Долгое время индексы рассчитывались только в США, но в 1992 году экономист британской компании NTC Research Крис Уильямсон, недовольный тем, что экономические данные Великобритании поступают слишком поздно, обратился в ISM с просьбой дать ему возможность изучить методику и внедрить PMI в Великобритании.

Основы методики были почти одинаковыми. Менеджерам задавались простые вопросы о том, что произошло с производством, новыми заказами, ценами, запасами и другими индикаторами: выросли ли они, остались на прежнем уровне или стали ниже.

В Великобритании индекс стал популярен, и другие страны тоже захотели его. Но широкомасштабные и частые опросы стоят дорого, поэтому NTC обратилась к спонсорской модели. Во многих странах эти опросы спонсирует информационное агентство Reuters. Так же поступает японское агентство Nikkei. Теперь и банки финансируют многие такие проекты, например, JPMorgan участвует в подготовке индекса для мирового производственного сектора.

После ряда слияний и поглощений компания NTC была преобразована в IHS Markit. Теперь она рассчитывает большинство PMI со своими партнерами. Она также рассчитывает индексы для США, которые сопоставимы ее с другими международными индикаторами.

Национальное бюро статистики Китая рассчитывает собственный индекс. Также поступают группы компаний в Швейцарии, Дании, Новой Зеландии и Израиле. В США ISM продолжает рассчитывать свой изначальный индекс. Поэтому тем, кто следит за данными по мировой экономике, приходится сталкиваться с явно несопоставимыми PMI.

"В них нет ничего сопоставимого, и это – одна из причин нашей большой любви к ним", — сказал Дэвид Хенсли из JPMorgan.

Индексы различных исследователей похожи, но не одинаковы, поэтому перспективы экономики США на 2018 год оказались противоречивыми. Со временем индексы IHS Markit и ISM для США показали одинаковые результаты. Иногда они отличаются на некоторые периоды, и 2018 год стал таким периодом. Индекс IHS Markit начал терять импульс в начале лета, а индекс ISM в августе достиг пика.

Оба индекса показали, что тенденции в США лучше, чем в других странах, но и здесь потенциал роста явно ослабевает.

Расхождения не были долговременными. В декабре оба индикатора резко упали и умеренно восстановились в январе. Теперь оба они говорят о том, что рост производственного сектора в США в конце 2018 года замедлился, но не так сильно, как в других странах. В мировом масштабе ослабление производственного сектора было более существенным. Текущий индекс для него достиг минимума с 2016 года и едва превышает уровень, отделяющий рост от сокращения.

Индексы Китая, Германии, Италии, Турции, Южной Кореи и Колумбии и некоторых других стран в январе перешли на негативную территорию.

— Автор Josh Zumbrun, Josh.Zumbrun@wsj.com

Dow Jones Newswires, ПРАЙМ