МОСКВА, 10 апр — ПРАЙМ, Наталья Копылова. Российская экономика в ближайшие два года будет продолжать расти медленными темпами — на уровне 1,5%, так как факторы, которые бы обусловили более интенсивный рост, в настоящее время неочевидны. При этом рост мировой экономики окажется выше, но будет зависеть от итога и продолжительности торговых войн. Такое мнение в интервью агентству "Прайм" высказал главный экономист Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) Сергей Гуриев.

- Сергей, как вы оцениваете нынешнее состояние российской экономики? Каковы основные риски?

— Статистика по российской экономике за 2018 год превзошла наши прогнозы, так же, как она превзошла прогнозы самого российского правительства и других экономистов. 

Мы до конца не понимаем, каким образом устроен пересмотр роста ВВП в 2018 году, но мы видим, что макроэкономический блок правительства РФ продолжает прогнозировать рост экономики в 2019 году на уровне 1,3%. ЕБРР пока придерживается своего текущего прогноза – рост ВВП России на уровне 1,5% в этом году и 1,5% — в 2020 году. 

В мае мы опубликуем новый прогноз, но за последние месяцы с нашего последнего прогноза в ноябре в российской экономике ничего не изменилось. 

В целом, консенсус у прогнозистов остается таким, что экономика РФ будет продолжать стагнировать или расти очень медленными темпами, так как пока нет понимания, каким образом этот рост можно ускорить.

Можно констатировать, что инвестиции в РФ остаются на низком уровне, по-прежнему идет отток капитала — речь не только о резком сокращении прямых иностранных инвестиций, но и о существенном оттоке российского капитала. Поэтому рост пока остается на неудовлетворительном для президента РФ уровне. Напомню, что президент России Владимир Путин в майских указах предполагал, что российская экономика будет расти темпами, превышающими мировые, которые составляют 3,5%, а российская растет на 1,5-2,0%.

-  Как вы оцениваете состояние мировой экономики в настоящее время? Каковы основные риски? Каков прогноз в случае реализации "плохого сценария"? 

— Риски, а это, прежде всего, торговые войны, о которых мы говорили в наших прогнозах в ноябре, пока не реализовались в полной мере, хотя и произошло небольшое замедление мировой экономики. Прогноз ЕБРР и прогноз МВФ чуть меньше, чем раньше – около 3,5% (обновленный прогноз МВФ — 3,3%) роста в год мировой экономики, раньше он составлял 3,6-3,7%. 

Но это все равно хороший и комфортный темп, который позволяет поддерживать рост спроса на экспорт со стороны стран операций ЕБРР. 

Если эти риски все же материализуются, речь идет о торговой войне между США и Китаем, то, конечно, глобальный рост замедлится. Замедление китайской или американской экономики в результате торговой войны отразится на экономиках стран операций ЕБРР.

Не стоит также забывать, что всегда существует риск финансового кризиса. Однако после существенного снижения акций на западных рынках в конце прошлого года, цены снова выросли, и глобальные рынки в настоящий момент настроены оптимистично. Пока ситуация вполне нормальная, мировая экономика растет и растет уже на протяжении десяти лет.  

- Могут ли события в Венесуэле отразиться на мировой экономике и ценах на нефть?

— В Венесуэле происходят печальные политические и экономические события, но они не влияют на глобальную экономику и на ситуацию в странах присутствия ЕБРР. 

Венесуэла обладает самыми большими резервами нефти в мире и потенциально является крупнейшим экспортером нефти. Но в этой стране идет спад добычи уже не первый год. Пока ситуация такова, что это сокращение не приводит к резкому росту цен на нефть на мировом рынке. 

Важный фактор, который может повлиять на цены на нефть, это отношения между США и Ираном, а точнее — отношения Ирана с его партнерами в свете американских санкций.

Пока цены на нефть находятся на комфортном для России уровне и вряд ли стоит ожидать быстрого восстановления венесуэльского предложения нефти на рынке.      

- В этом году Россия отмечает пятилетие присоединения Крыма. Как бы вы оценили способность российской экономики противостоять западным санкциям? Насколько устойчива экономика РФ? 

— Конечно, российская экономика в эти последние пять лет росла более медленными темпами, чем предполагалось в майских указах, подписанных Путиным в 2012 году. 

Напомню, что речь идет о 12 майских указах, один из которых был посвящен экономике. Практически ни один из прогнозов и обещаний из этого пункта не был выполнен. Согласно майским указам, производительность труда в России должна была вырасти в 1,5 раза за семь лет, что предполагает рост экономики примерно на 5-6% в год. Вместо этого российская экономика в сумме выросла лишь на несколько процентов. Производительность труда также возросла всего на несколько процентов, а не в 1,5 раза.

Второй важный показатель – рост инвестиций. Сегодня российские власти говорят, что экономика РФ нуждается в инвестициях и они должны составлять 25% от ВВП, в 2012 году Путин считал, что инвестиции должны быть около 27% от ВВП. Они остались на уровне 21% ВВП – как раз на показателях 2011-12 годов. Это низкий для РФ уровень, он обусловлен огромным оттоком капитала за последние пять лет, резким сокращением иностранных инвестиций. Все это отразилось на росте экономики и доходов. Мы видим стагнацию доходов российских домохозяйств. 

- Какую оценку за эти пять лет можно дать действиям Банка России с точки зрения денежно-кредитной политики и регулятора банковского и финансового рынка? 

— С точки зрения устойчивости национальной валюты ЦБ перешел к таргетированию инфляции. То есть он сказал, что его волнует то, что волнует российских граждан, а именно покупательная способность рубля, а не его курс по отношению к другим валютам. 

Экономисты согласны с тем, что если вы хотите таргетировать инфляцию и поддерживать открытые границы для притока денежных средств, то вы не можете фиксировать валютный курс. Соответственно переход к таргетированию означал переход к гибкому курсу рубля. Этот переход состоялся, что означает, что в момент падения цены на нефть и резкого оттока капитала рубль сильно упал, затем немного восстановился. 

В целом, это была абсолютно правильная политика, которая помогла сгладить удар резкого падения цен на нефть, и в отличие от 2008-2009 годов, когда ЦБ активно защищал курс рубля, в этот раз падение производства было не таким сильным. 

Хотя цены на нефть в 2014 году снизились в три раза, российский ВВП сократился на 2-3% в зависимости от того, какую версию данных Росстата брать за основу. В то время, как в 2009 году глубокое, но краткосрочное падение цен на нефть привело к падению ВВП РФ на 8%. 

В этом смысле ЦБ сделал правильный шаг и доказал, что он может достигать своих целей по инфляции.

Мы видели, что инфляция была не только на уровне 4%, но даже ниже. Можно сказать, что это успех и даже образец для многих других развивающихся экономик. Например, таких стран, как Аргентина или Турция, которые столкнулись с проблемами в прошлом году. 

Что касается регулирования банковского сектора, то действительно, ЦБ отозвал много лицензий за последние годы. Существует несколько точек зрения – насколько своевременно, правильно и прозрачно это было сделано. В целом, действительно был закрыт целый ряд средних и больших банков. Их неплатежеспособность была обусловлена рискованной политикой, которую они вели до 2008 года. В некоторых случаях более поздней политикой. В любом случае эти банки были нежизнеспособными.

Безусловно, в РФ государственные банки имеют привилегированное положение и могут рассчитывать на докапитализацию со стороны государства. Многие из них прошли через целый ряд рекапитализации без смены топ-менеджмента. Поэтому неудивительно, что политика санаций, закрытия частных банков и одновременно поддержка госбанков привела к тому, что доля госбанков в экономике резко выросла. Это закономерный итог развития российской экономики, но это не проблема ЦБ.        

Впрочем, в российской экономике еще остался один крупный частный банк.

- Как бы вы оценили пакет социальных мер, о которых в послании Федеральному собранию заявил президент РФ Владимир Путин? Как эти меры в случае реализации отразятся на состоянии российской экономики и благосостоянии граждан РФ? 

—  Не совсем понятно, что составляет экономическую политику РФ. Как вы помните, в предыдущем послании к Федеральному собранию президент также огласил ряд социальных и экономических мер, но при этом не упомянул о таких ключевых решениях, как повышение налогов и повышение пенсионного возраста. 

Флаг на здании Центрального банка РФ

Повышение пенсионного возраста даст росту ВВП 0,1 п.п. в 2019г

В этот раз президент огласил ряд мер, но мы не уверены, в какой степени они будут реализованы. Но если они будут реализованы, то это будет безусловно положительным фактором для российской экономики. 

Один из ключевых вызовов в России — низкий уровень здоровья людей в старшем возрасте. Повысив пенсионный возраст, правительство РФ рассчитывает, что увеличится производительность экономики, люди будут больше работать и меньше получать пенсию. Но по нашим данным, люди старшего возраста, к сожалению, не обладают достаточным здоровьем, чтобы работать после 55 или 60 лет. Если российским властям удастся эффективно вложить деньги в здравоохранение, повышение продолжительности здоровой жизни, то это, безусловно, приведет к росту производительности.

Что касается вложений в инфраструктуру, если они будут реализованы без коррупции, эффективно, то это приведет росту экономики, повышению качества и улучшению условий жизни людей. Остается только надеяться, что правительству удастся не только потратить эти деньги, но и резко улучшить работу по борьбе с коррупцией.

- Как бы вы оценили влияние соглашения ОПЕК+ на рынок нефти? Каков прогноз ЕБРР по цене на нефть на 2019-2020 годы?

— ОПЕК+ сыграла важную роль в 2017 году. Было много скептиков, которые считали, что России и ОПЕК будет сложно договориться. Тем не менее, договоренность была достигнута, и она сыграла очень важную роль в восстановлении цен на нефть. Прогноз ЕБРР по цене на нефть остается на уровне сегодняшних цен – около 70 долларов за баррель. 

Необходимо понимать, что пока мировая экономика чувствует себя хорошо, цены на нефть вряд ли могут резко снизиться. С другой стороны, они не могут и резко вырасти, потому что существует американская сланцевая нефть, которая возвращается на рынок в огромных объемах, как только уровень цен превышает 80 долларов за баррель.

Поэтому сегодняшняя цена – это цена, которая, с одной стороны, очень комфортна для России, с другой – это тот уровень, который является лучшим прогнозом на ближайшие пару лет, за исключением геополитических рисков, связанных с торговыми войнами и ситуацией вокруг Ирана.

- Как вы считаете, как уголовное дело в отношении основателя Baring Vostok Майкла Калви и его коллег может повлиять на инвестиционный климат в РФ?

— ЕБРР считает, что верховенство права является ключевой составляющей инвестиционного климата в РФ, как и в любой другой стране. Наше многолетнее сотрудничество лично с Калви и Baring Vostok никогда не давало повода сомневаться в честности и профессионализме Калви и его коллег. И лично я, как человек много лет проживший в России и лично знавший Майкла и его коллег, могу только подтвердить позицию банка.

- В этом году вы покидаете ЕБРР. Что было самым ярким в вашей работе в банке за эти три года? Чем вы гордитесь?

— Моя ключевая работа в банке как главного экономиста заключалась в определении так называемой Transition concept, в определении того, что такое устойчивая рыночная экономика, того, в чем собственно заключается переход к рынку. И как раз на эти три года пришлось принятие советом директоров ЕБРР новой концепции Transition concept и ее операционализация (переход от определения к внедрению в ежедневную работу по отбору и оценке конкретных проектов). 

Это произошло, конечно, благодаря не только работе моей команды, но и усилиям других подразделений ЕБРР. Я очень рад этому, потому что нынешнее определение устойчивой рыночной экономики является современным с точки зрения сегодняшней экономической науки. В этом определении мы, конечно, говорим о том, что устойчивая рыночная экономика – это, в первую очередь, функционирующие рынки, частная собственность, конкуренция.

Но мы также утверждаем, что устойчивая рыночная экономика – это экономика со справедливой системой госуправления, политической легитимностью регулирования, где правительство и корпорации играют по честным правилам игры, где коррупции нет места.

Это экономика со справедливым распределением благ от рыночных реформ, где все люди знают, что у них есть возможность получить выгоды от экономического роста. Мы уже сегодня заботимся о состоянии окружающей среды, это один из ключевых вопросов работы нашего банка.

Это экономика, которая в меньшей степени зависит от глобальных внешних шоков. (Одна из проблем стран операций ЕБРР заключалась в том, что многие, особенно небольшие, страны во время кризиса 2008 года пострадали из-за проблем, которые возникли совершенно в других частях глобальной экономики). Строить финансовую, энергетическую и продовольственную систему, которая в меньшей степени завит от внешних шоков, это тоже часть нашего мандата, как мы его сегодня понимаем.

Еще одна составляющая нашего мандата – это интеграция рынков, соединение рынков внутри стран присутствия ЕБРР и за ее пределами. Это помогает поддерживать устойчивость экономики и позволяет людям, живущим в относительно неблагополучных регионах, участвовать в функционировании рыночной экономики. Я считают, что это была самая важная и интересная часть моей работы в ЕБРР в эти три года. 

За это время я побывал в большинстве стран работы ЕБРР, во многие из них я приехал впервые в жизни. Но даже в тех странах, в которых я уже бывал, поездки в качестве главного экономиста ЕБРР помогли понять ситуацию под другим углом зрения. Это было очень полезно для моего понимания, как устроены реформы, как трудно или просто реализовывать экономические реформы в отдельно взятой стране.

- Можете ли привести конкретные примеры применения этой концепции в странах ЕБРР?

— Концепция была одобрена в ноябре 2016 года советом директоров ЕБРР. Когда мы начали ее применять, мы изменили подход к оценке проектов и работы всего Банка. В 2017 году акционеры ЕБРР приняли стратегию экономической инклюзивности, в которой говорится, что у банка есть приоритет по улучшению равенства экономических возможностей в регионах присутствия ЕБРР. Речь идет, в первую очередь, о гендерных возможностях и о перспективах создания рабочих мест для молодежи и для жителей менее развитых регионов наших стран.        

В 2018 году также была принята энергетическая стратегия ЕБРР, которая сфокусирована на инвестициях в энергетику, способствующих переходу к экологически устойчивой рыночной экономике. 

ЕБРР реализует около 400 различных проектов ежегодно, и каждый проект теперь оценивается с точки зрения шести составляющих концепции (разработанной нами и принятой советом директоров).   

- Вы планируете вернуться к преподавательской деятельности в университете в Париже. Какие темы лежат в сфере ваших научных интересов? 

— Да, я планирую продолжить заниматься преподавательской и научной работой в Sciences Po в Париже, приступлю к работе 1 сентября. Как и до работы в ЕБРР, я буду заниматься исследованием политической экономики, в том числе политической экономики реформ. Мне интересны такие аспекты, как качество управления государства и механизмов работы современных недемократических режимов, которые в меньшей степени полагаются на репрессии, а в большей степени полагаются на цензуру, пропаганду, подкуп элит, репрессии отдельных активистов. Мы считаем, что пионером этой модели была Перу при президенте Альберто Фухимори. 

- Планируете ли написать книгу?

— Я пока не собираюсь писать мемуары, но, возможно, как исследователь буду работать над научными монографиями. Пока нет конкретных планов.

- Какие у вас взаимоотношения с Россией? Планируете ли приезжать в РФ?

— У меня отличные взаимоотношения с Россией. Я остаюсь гражданином и патриотом России. У меня нет других паспортов, кроме российского. Я надеюсь, что у России и ее граждан все будет хорошо. Я постараюсь все для этого сделать. Пока конкретных планов по приезду в Россию у меня нет.