16 марта — Dow Jones. Падение мировых рынков акций за последние несколько недель оказалось одним из самых быстрых в истории. Но есть нюанс: несмотря на все это, мировые рынки акций лишь только тестируют те уровни (в долларовом выражении), до которых они обвалились в самый разгар теперь уже подзабытой волны продаж декабря 2018 года.

Инвесторов это может как воодушевлять, так и наоборот.

С одной стороны, инвесторы, ошеломленные нынешним кризисом, возможно, не уделяют достаточного внимания его долгосрочным последствиям.

Ожидания по росту прибылей на акцию на следующие три-пять лет меняются медленнее, чем на текущий год, и более дальний горизонт прогнозов значительно увеличивает неопределенность. Для многих активных инвесторов пятилетний срок превышает период вероятного владения акциями.

Однако такие прогнозы могут дать некоторое представление о базовых ожиданиях даже в том случае, если эти цифры – всего лишь остаточные величины, позволяющие аналитикам обосновывать свои целевые стоимости. Согласно последним доступным данным на четверг, долгосрочные прогнозы по S&P 500 предполагают 10%-ный рост прибыли на акцию – как в конце 2009 года и середине 2016 года.

Это означает, что инвесторы, осознанно или нет, ожидают довольно быстрого восстановления рынка в ближайшие годы.

Экономика

Последний бой ФРС. К чему приведет QE и нулевая ставка

Конечно, многие компании с фиксированными расходами на персонал и долговыми выплатами не могут просто пожертвовать выручкой за несколько месяцев и возобновить бизнес позже. Также возможно, что аналитики просто медленнее обновляют свои долгосрочные прогнозы. Отчасти это говорит именно о том, что рынок недостаточно думает о долгосрочных последствиях того, что происходит сейчас.

На этом пессимистичном фоне несколько обнадеживает тот факт, что даже если S&P 500 упадет еще на 20%, он все равно останется выше того уровня, где находился непосредственно перед выборами 2016 года.

Такое падение было бы ужасной новостью для тех, кто в последнее время покупал на откатах на бычьем рынке. Для некоторых инвестиционных стратегий такой обвал оказался бы разрушительным. Однако абсолютные цифры не указывают на неизбежную долгосрочную экономическую катастрофу.

Степень падения активности в 2020 и 2021 годах теперь зависит от вирусологов и медицинских чиновников в той же степени, что и от центробанков и аналитиков. Однако ключевой вопрос все же в том, что произойдет дальше.

По этой причине готовность ФРС США и других центробанков действовать согласованно обнадеживает даже при том, что влияние таких действий на реальный сектор экономики пока ограничено. Чтобы ограничить долгосрочный ущерб для экономики, критически важно предотвратить ступор финансовой системы. И похоже, что ФРС собирается сделать именно это.

Свежие воспоминания о слишком сдержанном ответе на финансовый кризис 2008 года в сочетании с почти отсутствующим инфляционным давлением позволяют надеяться, что на этот раз реакция будет более масштабной и согласованной.

Рынки акций пережили волну агрессивных продаж и, возможно, еще далеко не достигли дна. В значительной степени этот кризис невозможно разрешить инструментами экономической политики. Однако первые признаки скоординированных международных мер дают перспективу на ближайшие годы. В ближайшие месяцы это может стать тем лучом надежды, который нужен инвесторам.

— Автор Mike Bird, Dow Jones Newswires; перевод ПРАЙМ; +7 (495) 645-37-00; dowjonesteam @ 1prime.biz

Dow Jones Newswires, ПРАЙМ