МОСКВА, 29 мая — ПРАЙМ. Каждый шестой человек в мире может потерять работу в ближайшие два-три месяца из-за последствий коронавируса, а в 2020 году почти 2 миллиарда человек рискуют остаться без нее или перейти на неполную занятость, говорится в исследовании Boston Consulting Group (BCG), которое есть в распоряжении РИА Новости.

"Сложно переоценить радикальные изменения в глобальных трудовых ресурсах, которые спровоцировал кризис, вызванный вспышкой COVID-19. Анализ BCG показывает, что в 2020 году более 1,9 миллиарда человек (более половины трудовых ресурсов мира) будут затронуты шоком — могут потерять работу или перейти на неполную занятость. Согласно прогнозам ILO (Международная организация труда), потери трудовых доходов достигнут 3,4 триллиона долларов. В ближайшие два-три месяца работу с высокой вероятностью потеряет каждый шестой в мире, а уровень безработицы превысит 17%", — пишут авторы исследования.

Они отмечают, что последствия кризиса на рынке труда будут сильно различаться по отраслям, причем больше всего пострадают те из них, которые напрямую затронуты карантинными мерами. Согласно анализу BCG, более 80% всех временных увольнений в мире вероятнее всего будут иметь место в сфере непродовольственного ритейла, обрабатывающей промышленности, гостиничном и ресторанном бизнесе, туризме и строительстве.

"Мы ожидаем, что уровень безработицы в мире начнет возвращаться к равновесному состоянию к концу 2020 года. Однако пандемия уже запустила процесс долгосрочных структурных изменений — от гибких и удаленных схем работы до ускорения автоматизации — и эти изменения затронут до 1,5 миллиарда рабочих мест на протяжении следующего десятилетия", — полагают в BCG. Так, к 2030 году автоматизация подвергнет риску 12% существующих рабочих мест, и около 30% рабочих мест потребуют от людей совершенно новых навыков.

Анализ BCG также свидетельствует, что более 10% всех трудящихся с высокой вероятностью будут постоянно работать по удаленным схемам, а для офисных работников эта доля может достигать 30%.

"Чтобы не допустить коллапса предложения на рынке труда, в первые три-шесть месяцев необходимо будет прилагать максимум усилий по оказанию первой помощи работникам, применяя, в частности, некоторые меры, которые в настоящее время уже реализуют правительства — от субсидирования зарплат и расширенной социальной защиты до финансовых и налоговых послаблений и временного перераспределения занятости", — считают авторы.

В среднесрочной перспективе (на горизонте от 6 месяцев до года) потребуется ручная балансировка рынка труда в целях сведения безработицы к минимуму, полагают они. "Кроме того, уже сейчас пора готовиться к будущему после COVID-19 — следующие 1-3 года, вводя в действие общую стратегию в отношении профессиональных навыков, в которой переобучение кадров будет занимать центральное место", — заключают в BCG.

ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ РОССИИ

По данным исследования, число безработных в России может вырасти до 15% в результате последствий распространения нового коронавируса, при благоприятном сценарии оно составит 6-7%.

"Число безработных в России может вырасти с докризисных 4,6% до 6-7% в случае самого благоприятного сценария "Отскок", до 8-10% при базовом сценарии "Тяни-толкай" и до 12-15%, с увеличением числа безработных на 7,8 миллиона человек в абсолютном выражении, — если кризис пойдет по сценарию "Критический спад", — предупреждают авторы исследования.

В среду глава Минтруда РФ Антон Котяков заявил, что пика по безработице страна достигнет в третьем квартале года в силу инертности рынка труда, ограничения из-за коронавируса проявят свое влияние примерно через два месяца. По мнению главы Счетной палаты Алексея Кудрина, безработица в России на фоне коронавируса может подскочить до 7-8%, в худшем варианте — до 10%.

Наиболее вероятный сценарий "Тяни-толкай" предполагает, по мнению экспертов BCG, относительно умеренный уровень сокращений: 11-16% в секторе услуг, 7-10% в торговле, 6-10% в строительстве и недвижимости и 5-10% в промышленности.

При этом при самом жестком сценарии "Критический спад" — сокращения могут коснуться до четверти занятых в торговле, сфере услуг, строительстве и недвижимости. "Только при этом сценарии могут пострадать и такие отрасли как сельское хозяйство, телекоммуникации, нефтегазовая, металлургия и горная промышленность, транспорт и логистика, финансовый сектор,- здесь сокращения составили бы 4-6%", — полагают в BCG.

"При любом сценарии максимальный удар сначала принимают сфера услуг и непродовольственный ритейл, а затем карантинные меры создают ощутимые сложности для промышленности, добывающей индустрии и производства. Компаниям приходится выводить на карантин значительные трудовые ресурсы, теряя в выпуске и сохраняя зарплаты, в условиях нестабильного спроса и сбоев в межрегиональном сообщении и экспорте", — заявил управляющий директор и партнер BCG Сергей Перапечка.

По его мнению, активная поддержка государства должна быть направлена в первую очередь в наиболее пострадавшие отрасли, чтобы выполнить две цели. Во-первых, облегчить финансовую нагрузку и помочь решить срочные текущие проблемы, а во-вторых, заложить основы стабильной работы на долгосрочную перспективу и обеспечить плавный перезапуск важнейших отраслей экономики.

"КВАЛИФИКАЦИОННАЯ ЯМА"

Экономика России может потерять 1,8% ВВП к 2025 году из-за последствий "квалификационной ямы" — избыточности или недостатка компетенций для занимаемой должности, считают авторы исследования.

Они отмечают, что правительства всего мира столкнулись с проблемой несоответствия навыков, так называемой квалификационной ямой, то есть ситуацией, когда предложение не соответствует спросу на уровне организации, отрасли или региона, еще до пандемии COVID-19. Тогда она затрагивала двух из пяти работников в странах ОЭСР, не позволяла миллионам людей реализовать свой потенциал и приводила к заметным потерям производительности труда.

"Однако вирус усугубит это положение: анализ BCG показывает, что потери производительности из-за несоответствия спроса и предложения навыков могут увеличиться с 6 до 11%, а недополученный ВВП в мировом масштабе составит 18 триллионов долларов к 2025 году", — предупреждают в BCG.

"В России, по нашим оценкам, так называемый налог на производительность (недополученный из-за квалификационной ямы валовый продукт) может составить 0,6% ВВП в краткосрочном периоде в течение кризиса COVID-19. Однако, если не предпринимать активных мер, направленных на сокращение разрыва в квалификациях, чтобы сбалансировать спрос и предложение на рынке труда, потери ВВП могут увеличиться втрое, — до 1,8% (к 2025 году – ред.)", — прогнозируют авторы исследования.

"Сегодня во времена шторма на рынках труда, когда за короткое время закрывается и открывается такое количество новых профессиональных возможностей для каждого, правительства многих стран получают возможность ощутимо повысить производительность труда без привязки к созданию новых основных средств. Ключом к этому является понимание причин возникновения "квалификационной ямы", когда личный потенциал работника скован неверным выбором профессии, и устранение таких причин", — отметил партнер BCG Антон Степаненко.