МОСКВА, 14 июл — ПРАЙМ. Бурное обсуждение в СМИ и социальных сетях вызвало недавнее заявление Владимира Путина о необходимости обновления миграционной политики страны, чтобы привлечь в Россию дополнительную трудовую силу. По мнению национального лидера, дефицит рабочих рук – одна из причин, препятствующих решению задачи по прорывному росту экономики.

"Что касается экономики, то совершенно очевидно, что с развитием экономики — нам уже не хватает, а скоро это будет очень заметно — не будет хватать рабочих рук. Это становится реальным объективным ограничителем экономического роста в стране. Это одна из серьезных проблем", —  сказал он.

Другими словами, если не хватает внутренних резервов, не получится реализовать все задуманные проекты развития, а не реализовать их вовремя – потерять возможности, которые открываются вместе с ними и безнадежно отстать от ведущих экономик мира. Задачу по вхождению в их число Путин в 2018 году обозначил как национальный приоритет.

Основной аргумент противников изменения миграционной политики — возможный приток гастарбайтеров может лишить рабочих мест россиян и приведет к росту безработицы. Некоторые горячие головы усматривают еще и угрозу культурного конфликта и роста преступности, как результат расширения локальных, не стремящихся к ассимиляции национальных диаспор.

Однако в глобальном смысле тезис о необходимости привлекать специалистов из-за рубежа гораздо комплекснее. С одной стороны, существует целый спектр профессий – инженеры, конструкторы, ученые – специалисты, которых, что называется, много не бывает. Речь о развороте тренда на "отток мозгов" в обратную сторону, создании привлекательных условий для возвращения в страну профессионалов с большим опытом, чьей экспертизы может не хватать. И это явно не та категория людей, к которым применимы опасения по поводу роста статистики грабежей "в подворотне".

Но кроме мозгов, которые должны придумать, что и как построить, нужны руки которые смогут воплотить это в жизнь. И речь пока не о высокотехнологичном производстве. Нужна низкоквалифицированная рабочая сила, потребность в которой в больших количествах возникает в периоды масштабных индустриальных строек. В большинстве секторов, в том числе, в ТЭК, без иностранных рабочих пока не обойтись.

ПОЧЕМУ НУЖНЫ МИГРАНТЫ

Во-первых, хорошо ли это или плохо, но российские рабочие на ехать на длительную вахту на край света или в принципе переезжать туда на работу зачастую не спешат. Так было, например, с подбором кадров для верфи "Звезда" на Дальнем Востоке, куда некоторые профильные специалисты из Санкт-Петербурга отказывались ехать даже под обещанное  повышение заработной платы в несколько раз.

Во-вторых, рабочих рук "с российским паспортом" для подобных строек, особенно если они идут одновременно, просто не хватает. Чтобы масштаб проблемы был понятен до конца, далеко за примерами ходить не надо: на строительстве "Ямала СПГ" в пик реализации было одновременно задействовано более 30 тысяч разнорабочих. В Мурманске на строительстве новой верфи сейчас занято более 10 тысяч человек, в разработке Чаяндинского и Ковыктинского месторождений "Газпрома" участвовали почти 15 тысяч. Еще можно вспомнить Амурский ГПЗ, который должен быть запущен в 2021 году – в его строительстве сейчас участвуют без малого 30 тысяч рабочих из нескольких крупных компаний. И это далеко не полный список проектов, идущих одновременно.

И дело здесь не в том, что в стране нет достаточного количества людей, готовых работать на этих стройках на сопоставимых с мигрантами условиях. Можно вспомнить, как в свое время СССР строил БАМ, мобилизуя для этого сначала заключенных, а затем комсомол. Правда, в итоге знаменитая стройка стала  самой дорогой в истории СССР и едва ли не самой долгой – от начала строительства до запуска первого участка прошло 20 лет, а до официальной сдачи магистрали – 47 лет.

Но совершенно точно можно сказать, что в России на сегодняшний день нет достаточного количества квалифицированных подрядчиков, с подтвержденным опытом, которые могли бы обеспечить запрос компаний ТЭК на рабочую силу под новые проекты и гарантировать надежное, быстрое строительство по конкурентным ценам. Можно обучать новые кадры, и ждать когда они "вырастут", но времени на это сейчас совсем нет. Строить новые мощности, способные обеспечить переход к несырьевой экономике, надо было еще вчера. И не как БАМ, а быстро, качественно, и, желательно, еще и недорого.

ЧТО СЛУЧИЛОСЬ НА АМУРСКОМ ГПЗ

Возвращаясь к примеру с Амурским ГПЗ, который стал особенно популярен в последние пару дней, после беспорядков, устроенных в вахтовом городке рабочими одного из подрядчиков. Согласно сообщениям СМИ и открытым данным, в стройке участвуют несколько крупных компаний, среди которых два крупных девелопера международного класса – турецкие Yamato и Rönesans Holding. 

В вахтовом городке последнего произошел конфликт между менеджментом и рабочими, связанный с выплатами зарплаты. В результате чего рабочие – выходцы одной из среднеазиатских республик — устроили погром и успокоились только после появления ОМОНа.

Некоторые аналитики высказали мнение, что если бы костяк стройки составляли не иностранные, а российские граждане, возникшие вопросы решить было бы намного проще. Но, как уже было сказано выше, специфика крупных строек требует крупных подрядчиков с развитыми компетенциями, которых в России недостаточно. А "Ренейсанс Хэви Индастрис" (РХИ, девелопмент-дочка Rönesans Holding)  оказавшийся в эпицентре событий последних дней своим компетенции давно подтвердил.

Компания участвовала в строительстве  Готтардского железнодорожного туннеля в швейцарских Альпах в период с 2012 по 2016 годы, крупной АЭС в Финляндии с период с 2005 по 2014 годы, крупнейшего медицинского центра Erasmus Medical Centre в Нидердандах в период с 2009 по 2017-й, общественно-делового комплекса "Лахта-центр" в Приморском крае, международного аэропорта в Сочи. В числе клиентов и партнеров компании – бренды первой величины – Shell, Exxon Mobil, General Electric и другие.

НИКАКИХ БУНТОВ

Мог ли РХИ нанять на работу российских граждан для строительства Амурского ГПЗ? Как правило, завозимая такими компаниями на площадки рабочая сила – постоянный актив, который не может обновляться полностью каждый раз при смене географии проектов. Именно это позволяет соблюдать сроки и качество – понятные субподрядчики, понятная матрица взаимодействия. Так работает глобальная индустрия масштабного строительства.

Но даже при этом считать, что строительство Амурского ГПЗ ведётся одними только иностранцами, ошибочно. В проекте задействованы сотни предприятий, которые вовсе не отказываются от услуг российских специалистов и квалифицированного рабочего персонала. Более того, финансово заинтересованы в привлечении российских, а лучше – амурских сотрудников. Но это не бесконечный ресурс, учитывая, что строительные резервы региона довольно ограниченны.

С большой долей вероятности, опытный строительный подрядчик, допустивший массовые волнения мигрантов на стройке, решит все спорные вопросы. Да и о бунте речи не было — по приблизительным подсчетам, в беспорядках приняли участие лишь 2% от общего числа строителей на Амурском ГПЗ. В дальнейшем подстрекателей, вероятно, найдут и накажут компетентные органы, РХИ поставят на вид за плохую организацию дисциплины, а недовольные мигранты своим чередом сменятся при заезде новой вахты.

Самое важное, что стройка как таковая не остановилась. Потому что мигранты, против участия которых выступают некоторые аналитики, сейчас в ускоренном темпе строят рабочие места, для специалистов с гораздо более высокой квалификацией. И чем раньше они их достроят, тем лучше.