МОСКВА, 10 сен – ПРАЙМ, Наталья Карнова. Неплохие в сравнении с Западом данные по ВВП РФ за второй квартал эксперты объяснили тем, что отрасли, наиболее пострадавшие от кризиса в США и Европе, у нас развиты мало. Кроме того, государство помогало не только напрямую, но и опосредованно – через связанные с ним компании.  Это дает надежду на то, что 2020 год Россия пройдет лучше, чем ожидалось, если не вмешается ряд факторов.

 

Экономика РФ прошла карантин лучше, чем ожидалось. По оценке Росстата, спад ВВП во втором квартале составил 8%, а не 8,5%, как оценивалось раньше. Уточнение оценки статистики объяснили поступлением новых данных отчетности от предприятий, а также получением дополнительной информации от Банка России.

Экономика

Банк России дал прогноз по основным показателям экономики страны на 2023 год

При этом основные тренды остались неизменными – на фоне пандемии коронавируса и карантинных ограничений падение наблюдалось во всех отраслях за исключением сельского хозяйства. Хуже всего дело обстояло в сферах, связанных с услугами. Деятельность гостиниц и ресторанов просела на 56,9%, культура и спорт — на 28%, транспорт — на 19. Падение в добывающих отраслях составило почти 13%, в обработке – без малого 8%.

ЦБ РФ также подтвердил, что динамика ВВП РФ в июле-августе складывается лучше ожиданий. Большую помощь экономике оказали бюджетная поддержка и другие меры правительства, подчеркнул регулятор.  По словам президента Владимира Путина, у развитых стран спад оказался даже больше, чем у нас.  В США падение составило 9,5%, в еврозоне — 15%, указал он.

ОПОРА В ПЕРИОД КРИЗИСА

Опрошенные "Прайм" эксперты указали на сильные стороны экономики, которые проявились даже в сложный период. Заместитель директора группы суверенных рейтингов и макроэкономического прогнозирования АКРА Дмитрий Куликов отметил, что в отраслевом разрезе выглядят позитивными оценки по производству добавленной стоимости в финансовом секторе (прирост +6,1% против +9,1% в первом квартале) – в разгар режима самоизоляции ожидания здесь были более сдержанными. Строительство также оказалось относительно устойчивым.

Тем не менее, следующие оценки ВВП за второй квартал могут быть несколько негативнее вышедших предварительной и первой оценок, так как экономическая активность явно страдала и в секторах, которые традиционно напрямую плохо покрыты статистикой и дооцениваются позже и косвенно, указал эксперт.

В частности, это касается отдельных видов услуг и большей части деятельности малого бизнеса. "Впрочем, мы ожидаем, что даже в случае самой консервативной переоценки данные за второй квартал по России останутся примерно в середине диапазона спадов активности по странам", — добавил он.

По словам главного экономиста Альфа-Банка Наталии Орловой, фундаментальное обоснование скромного спада в российской экономике – сравнительно низкая доля малого и среднего бизнеса и небольшая зависимость от туризма. Именно эти отрасли в развитых странах пострадали наиболее сильно.

"По секторальным данным лучше ожиданий выступили финансовый сектор, строительство и недвижимость, а вот здравоохранение просело, хотя ждали подъема. Видимо, это связано с сокращением доли плановой медицинской помощи в период карантина. В целом видно, что драйверами были сектора, формально частные, но проводящие государственную политику. Возможно, это говорит о том, что доля государства в экономике настолько весома, что оно может помогать бизнесу не путем прямых денежных вливаний, а в виде помощи таким секторам", —  сказала она.

СВЕТ В КОНЦЕ ТОННЕЛЯ

Регулятор выразил надежду, что итоги года могут быть лучше июльского прогноза по спаду экономики страны на 4,5-5,5%. Официальный прогноз от министерств и ведомств будет чуть позже. Эксперты в целом согласны с тем, что дела в экономике будут лучше ожидаемого, однако их прогнозы несколько разнятся.

По мнению Орловой, в 2020 году экономика просядет примерно на 3%. "Этот прогноз я дала в апреле и по-прежнему его придерживаюсь, а теперь и консенсус-прогноз к нему приближается", — отметила она. При этом в следующем году ожидается рост порядка 2,5%. Его темпы зависят от восстановления добычи нефти и бюджетной политики, в частности, расходов бюджета. Если они сократятся, то и восстановление будет небыстрым.

Влияние государства, о котором говорили эксперты, может стать сдерживающим фактором на этапе активного восстановления. Там, где малый и средний бизнес играет значимую роль, и отскок от минимумов будет быстрее, тогда как государственная машина в таких случаях излишне неповоротлива.  

Президент РФ В. Путин провел совещание о ситуации с пандемией коронавируса

Путин: восстановление деловой активности в России пока идет неравномерно

А вот геополитические новости влияют на темпы роста ВВП лишь опосредованно – скорее они отражаются на финансовом секторе и фондовых рынках, полагают эксперты.  

По словам Куликова, многое зависит от того, будут ли вновь в какой-то момент введены снятые ограничения. Учитывая накопленный опыт первой волны, если это и произойдет, эффект на экономическую активность скорее всего будет меньше. "Тем не менее, на данный момент мы ожидаем, что в годовом выражении ВВП в России снизится более чем на 4%. А в 2021 году ближе к концу есть шансы на возврат к норме, правда в квартальном, но пока не в годовом выражении", — прогнозирует он.

Что касается других стран, то там тоже ситуация неоднородная, и темпы их восстановления зависят от многих факторов. Сложно придется тем, у кого исторически высокий нетто-поток доходов от туризма, сравнительно высока доля инвестиционно-ориентированных товаров в структуре промышленного производства, относительно невелико проникновение интернет-торговли товарами и услугами, неравномерный доступ к медицинским услугам, полагает представитель АКРА.

В свою очередь, эксперт Академии управления финансами и инвестициями Алексей Кричевский высказал мнение, что прогнозы ЦБ по итоговому годовому падению ВВП на 4,5-5,5% вряд ли сбудутся. "Более реальным показателем представляется увеличение прогноза регулятора в полтора-два раза. И предпринимать как-то действия по улучшению экономики нужно было еще на старте пандемии, а не сейчас. Сегодня уже нужно работать с тем, что есть – с падением реальных доходов в двузначном проценте, с глубочайшим кризисом всей туристической отрасли, с огромным дефицитом бюджета", — считает он.