МОСКВА, 24 мая — ПРАЙМ/Dow Jones. Темп роста европейской экономики замедлился в мае, а сокращение производственных заказов указывает на ее дальнейшее ослабление в ближайшие месяц. Об этом свидетельствуют опубликованные во вторник результаты опросов в деловых кругах.

Контейнер с обедненным гексафторидом урана

"Русские нас обыграли". Какое эмбарго страшнее нефтяного

Эти данные обращают внимание на препятствия, с которыми мировая экономика столкнулась в этом году: от локдаунов из-за Covid-19 в Китае до стремительно растущих цен на энергоносители и продукты питания, от российско-украинского конфликта до нарастающего стремления центральных банков бороться с инфляцией через повышение стоимости заимствований.

Европа и Япония, похоже, переживают переходный период. Сфера услуг все еще получает поддержку от отмены коронавирусных ограничений, тогда как в производственном секторе на фоне растущих производственных издержек наблюдаются признаки ослабления спроса. Некоторые компании отреагировали на это, начав корректировать свои планы с учетом значительного замедления роста экономики или рецессии.

Рассчитываемый S&P Global составной индекс менеджеров по снабжению (PMI) еврозоны в мае упал до 54,9 пункта с 55,8 в апреле. Значения выше 50,0 указывают на рост активности, а ниже – на ее спад.

Судя по аналогичным опросам, в Австралии наблюдается похожая ситуация, тогда как в Японии было зафиксировано небольшое ускорение роста активности в экономике в целом, несмотря на замедление в производственном секторе.

Опросы менеджеров по снабжению компаний в самых больших и богатых экономиках мира показывают, что росту активности по-прежнему способствует ослабление ограничений, коснувшихся сферы услуг. Западные общества уже научились жить с Covid-19, и такие сектора как туризм уверенно восстанавливаются.

В то же время, производственные компании в Европе и Японии сообщают об ослаблении роста новых заказов на фоне растущих издержек и цен. Это позволяет ожидать замедления роста промышленного производства в ближайшие месяцы.

"Как долго будет продолжаться нынешнее восстановление в сфере услуг пока неясно, особенно с учетом роста стоимости жизни и вызывающего беспокойства ослабления в производстве, — говорит Крис Уильямсон, главный экономист S&P Global. – Уже появились признаки того, что болезнь, поразившая промышленный сектор, начинает распространяться и на сегменты сектора услуг".

Хотя опросы и указывают на продолжение роста во втором квартале, они, похоже, переоценили силу мировой экономики в первые три месяца года.

Согласно данным Организации экономического сотрудничества и развития, ВВП ее 38 членов 1-м квартале текущего года был всего на 0,1% больше, чем в 4-м квартале прошлого, что представляет собой замедление по сравнению с 4-м кварталом, когда рост составил 1,2%.

Экономисты Capital Economics, ссылаясь на историю собственных наблюдений, отмечают, что индексы PMI предполагают, что рост экономик богатых стран составляет около 0,5%.

"Это отчасти отражает волатильность в импорте и запасах, а также последствия ограничений в связи с COVID-19, — поясняют они. – Все эти факторы теперь должны начать угасать, и тогда PMI будут давать более четкое представление (о состоянии экономики)".

Испытав на себе всю полноту последствий скачка цен на энергоносители, спровоцированного российско-украинским конфликтом, европейские лидеры начали готовиться к тяжелым временам.

"Сейчас стало совершенно ясно, что экономические последствия этого конфликта затронут весь мир, — сказал министр финансов Ирландии Паскаль Донохью в понедельник. – Высокие цены и нарушение поставок продовольствия откликаются по всему миру очень серьезными последствиями для самых уязвимых слоев наших обществ".

Согласно опросу, кризис на Украине нанес сильнейший удар по активности в Великобритании. Рассчитываемый S&P Global индекс PMI для Великобритании в мае упал до 51,8 пункта с 58,2 в апреле, достигнув самой низкой отметки за 15 месяцев. Между тем инфляция в апреле подскочила до 40-летнего максимума на фоне стремительного подорожания бытовой электроэнергии.

"Рост цен на то, что мы импортируем, и, в первую очередь, на энергоносители, нанес очень сильный удар по реальным доходам в Великобритании, — сказал управляющий Банка Англии Эндрю Бейли в понедельник. – Мы ожидаем, что это будет оказывать большое давление на спрос".

Британский фунт во вторник ослаб на 0,6% против доллара США. После публикации результатов опросов пара британский фунт/доллар США торговалась по 1,25.

"Это укрепило опасения относительно резкого замедления экономики Великобритании, а также обеспокоенность инвесторов по поводу возможного периода стагфляции, когда наблюдается стагнация экономического роста при повышенном уровне инфляции, — говорит валютный стратег-аналитик MUFG Ли Хардман. – Исторический опыт показывает, что это очень токсичное сочетание для валют".

Ссылаясь на влияние российско-украинского конфликта на цены энергоносителей и продуктов питания, ООН на прошлом году понизил прогноз роста мировой экономики в 2022 году до 3,1% с 4%, а рост экономики США – до 2,6% с 3,5%.

Руководители компаний разделяют эти опасения. Опрос, результаты которого были опубликованы Conference Board во вторник, показал, что генеральные директора 56 ведущих европейских компаний сейчас гораздо пессимистичнее оценивают свои перспективы на ближайшие шесть месяцев, чем во время предыдущего опроса. Индекс доверия Conference Board упал до 37 с 63 пунктов. Значения индекса ниже 50,0 показывают, что число респондентов, пессимистично оценивающих перспективы, превышает число тех, кто оценивает их оптимистично.

— Автор Paul Hannon, paul.hannon@wsj.com; перевод ПРАЙМ, +7 495 645 3700, dowjonesteam@1prime.biz

Dow Jones Newswires, ПРАЙМ