МОСКВА, 8 июл — ПРАЙМ. Технологических возможностей отслеживать заболевших и их контакты сегодня много, однако они требуют либо содействия самих граждан, например, в установке специальных приложений, либо правовых оснований для использования "полицейских" средств, таких как контроль за мобильным трафиком, распознавание лиц и автомобильных номеров, рассказал агентству "Прайм" основатель DeviceLock и сервиса разведки утечек DLBI Ашот Оганесян.

Ранее сообщалось, что Минкомсвязь разработала систему отслеживания тех, кто контактировал с больными коронавирусом, на основе данных их сотовых телефонов отслеживания геолокации. Система будет отслеживать, какие абоненты сотовой связи были рядом с больным, и наблюдать за их перемещением по геолокации.

По словам эксперта, в мире сегодня используются две группы технологий: определение местоположения на основе GPS для контроля самоизоляции, а также определение близко находящихся аппаратов на основе Bluetooth. Последнюю технологию уже внедряют в свои мобильные операционные системы Apple и Google.

"В проекте приказа Минсвязи предлагаются наиболее "грубые" подходы к контролю за потенциальными зараженными, рассчитанные на то, что те обладают примитивными телефонами, не имеющими выхода в интернет, а также не содействуют в контроле за собой, отказываясь от установки специальных приложений", — считает он.

Среди этих предложений есть действенные, такие как контроль абонентов, перемещающихся из региона в регион или из роуминга (зарубежных стран) в домашнюю сеть. Есть, по словам Оганесяна, и откровенно бредовые, такие как контроль соблюдения самоизоляции на основе геопозиции, рассчитанной из данных базовых станций.

Точность такого определения, в лучшем случае, около 300-500 метров. В городе в таком радиусе могут находиться десятки, а то и сотни тысяч человек и, естественно, ни о каком контроле контактов на основе такой информации речи быть не может, уверен Оганесян. 

Кроме того, по техническим причинам может происходить переключение абонента на другую базовую станцию, что может сдвинуть триангуляционный треугольник на сотни метров, а иногда и пару километров. Контролировать таким образом соблюдение самоизоляции также невозможно.

Также в документе есть меры, законность которых, по мнению Оганесяна, вызывает большие сомнения, например, контроль контактов заболевшего через доступ к детализации его звонков и смс (п. 4 раздела III). Эти данные относятся к тайне переговоров и охраняются Конституцией РФ. Даже правоохранительные органы получают доступ к ним по специальным процедурам, а тут предлагается передавать их массово в автоматическом режиме каким-то "штабам" с невнятным правовым статусом по одному лишь подозрению в заражении коронавирусом, отмечает эксперт. 

Опыт других стран для России тоже вряд ли показателен. Так, в Китае используются, в основном, мобильные приложения, ориентированные на смартфоны, имеющие доступ в интернет. Их установка обязательна, а само приложение служит пропуском. Однако нужно учитывать, что китайцы куда более дисциплинированы, а также давно привыкли к массовому использованию приложений и онлайн-сервисов. 

"Технологический контроль в целом, безусловно, способен снизить скорость распространения вируса. Однако то, что предлагает Минсвязи, оторвано от реальности и создаст больше проблем, чем принесет пользы", — заключил эксперт.