МОСКВА, 4 ноя — ПРАЙМ. Фармацевтическая индустрия столкнулась с необходимостью быстрой перестройки для выпуска препаратов для лечения коронавируса, но решение о запуске дополнительных линий будет, скорее всего, приниматься из экономических соображений, считают эксперты, опрошенные РИА Новости. 

Карантинный центр в Коммунарке

Нарколог объяснил, как алкоголь влияет на коронавирус

"Когда у нас делаются фармпрепараты, то списки исходников для них, как правило, по крупным группам препаратов пересекаются. Если исходник используется для какого-то препарата, предназначенного для коронавируса, то из-за того, что его надо производить массово, другие препараты, основанные на этом же исходнике, страдают из-за дефицита исходного компонента. Кроме того, многие страны не производят исходники для лекарственных средств, а импортируют их, как правило, из Китая или Индии", — заявила профессор Школы системной биологии Университета Джорджа Мейсона Анча Баранова.

Она уточнила, что у каждого лекарственного вещества есть химическая основа.

"Взять, к примеру, полусинтетический антибиотик широкого спектра действия азитромицин. Он относится к азалидам из более широкого класса антибиотиков — макролидов. Азитромицин получают модификацией макролидной основы. На той же основе делают, например, кларитромицин. Если сделать много азитромицина, то на кларитромицин, который используют для борьбы с хеликобактериями, исходников может уже не хватить", — отметила Баранова.

Она уточнила, что это не только феномен России — то же самое происходит в других странах. По ее мнению, нельзя утверждать, что люди скупили препараты в аптеках про запас.

"В США все антибиотики по рецепту, поэтому раскупить их бы не удалось. Препараты закончились именно потому что их выписывали, так как азитромицин — основной препарат для лечения многих инфекций, в том числе мочеполовых", — сказала Баранова.

Эксперт отметила, что сейчас этот дефицит отступил.

"Производственные цепочки в фармакологии до COVID-19 работали очень эффективно и выпускали ровно столько лекарственной продукции каждого вида, сколько нужно. Все линии производства были загружены ровно под завязку, ведь именно при таком способе работы препарат получается наиболее дешевым. Такую уже загруженную линию не расширишь, а запускать дополнительные линии в параллель и долго, и дорого, да еще и неизвестно, пригодятся ли они, когда кризис закончится", — сказала Баранова.

Она также уточнила, что в России, к счастью, есть собственные производственные мощности для производства многих лекарственных средств, в том числе антибиотиков.

В свою очередь профессор Сколковского института науки и технологий Дмитрий Кулиш также отметил, что решение о запуске новых линий и увеличении объемов принимают владельцы компаний, исходя из экономических перспектив.

"По моей информации, по большинству позиций, которые нужны на рынке, фарма перестраивается стремительными темпами и проявляет хорошее управление и устойчивость производства. Пропавшие из аптек препараты — хотя я не слышал о таком — это лавинообразный спрос, и это пройдет. Запуск новой линии на фармзаводе занимает 3-4 месяца. Ковидное цунами началось около двух месяцев назад. Можно предположить, что через пару месяцев все заработает. Никакого апокалипсиса не будет", — считает Кулиш.

Он пояснил, что отдельные препараты, которые начали пользоваться спросом в связи с коронавирусом, несколько нарушили циклы планирования фарминдустрии.

"Надо понимать, что фармпромышленность такая же серьезная и долгосрочная, как и любая другая промышленность. Надо закупать материалы, запускать новые линии, вызывать людей из отпусков. Если вдруг приходит цунами, как коронавирус, то процесс перенастройки занимает длительное время, но говорить, что фарма не справится, мне кажется, преждевременно", — сказал Кулиш.