МОСКВА, 9 янв — ПРАЙМ, Надежда Афанасьева. Конфликту США и Ирана не удастся значительно раскачать цены на нефть, дальнейшее развитие военного противостояния маловероятно: Иран не пойдет на блокаду Ормузского пролива, а гнев Трампа воплотится в новом пакете санкций, считают опрошенные агентством "Прайм" эксперты.

В ночь с 7 на 8 января Иран нанес ракетный удар по военным базам США в Ираке в ответ на убийство одного из главных иранских военачальников — генерала Касема Сулеймани. Несмотря на сообщения иранского телеканала Press TV о гибели 80 человек, американский Fox News заявил, что среди американцев жертв нет. 

Инцидент прокомментировал генеральный секретарь ОПЕК Мохаммед Баркиндо. "Источником большого удовлетворения является то, что объекты остаются безопасными в Ираке, а нефтедобыча продолжается и идет эффективно. Мы не ожидаем перебоев с поставками нефти из Ирака", — заявил он.

Спустя 16 часов Дональд Трамп выступил с обращением, во время которого сказал, что "Соединенные Штаты готовы к миру со всеми, кто стремится к нему". Он также сообщил о введении новых санкций против Ирана, о необходимости новой ядерной сделки и о том, что Сулеймани надо было давно уничтожить.

В свою очередь постпред Ирана при ООН Маджид Тахт-Раванчи заявил, что Тегеран не будет продолжать военный конфликт в случае отсутствия провокации со стороны США. "Все наши действия были пропорциональны убийству Касема Сулеймани. Они завершены. Если США больше не будут предпринимать военные действия в отношении Ирана, с нашей стороны — мы также не будем предпринимать таких действий", — сказал он.

На фоне этих новостей баррель нефти Brent 6 января превысил $70, 7 января цена упала до $68,25. Затем, после ракетного удара Ирана 8 января, нефть продолжила расти до $68,88. Выступление Трампа уронило котировки на 4,1% — до $65,44 за баррель.

КАК ОТРЕАГИРУЕТ НЕФТЬ

"Очевидно, риск возможного продолжения конфликта между США и Ираном приведет к росту цен на нефть, мы наблюдаем этот эффект уже с начала года", — отмечает старший аналитик Альфа-банка Антон Корыцко. Эта "премия за риск" в цене сохранится, пока не будет окончательного разрешения — в настоящий момент многие факторы, в частности, недавние заявления обеих сторон, указывают на стабилизацию обстановки.

Нефтяные станки-качалки

Генсек ОПЕК: Нефтяные объекты в Ираке остаются в безопасности, добыча продолжается

"Политический либо военный конфликт уже достаточно учтен в рамках региональной риск-премии, которая закладывается в цену трехмесячного контракта Brent, при росте политической или санкционной эскалации — цены сохранят прежнюю волатильность в пределах 10%", — убежден глава аналитического департамента ИК "Фридом Финанс" Вадим Меркулов. 

По его мнению, единственным фактором, который может действительно простимулировать рост за пределы 10% диапазона, является военный конфликт или обмен ракетными ударами (как большая часть наземного конфликта).

Если дальнейший рост не будет связан с прямыми военными действиями, то верхняя граница цены ограничится 71-72 долларами за баррель Brent, считает эксперт. В случае начала активных военных действий цена с подавляющей вероятностью может вырасти более чем на 30%, так как под угрозу попадут транспортные маршруты для 20% мировых запасов нефти и газа. В случае коррекции после новой фазы политической эскалации цена вернется на уровень 65 долларов за баррель.

По словам Меркулова, на данный момент, если безопасность судоходства в районе Ормузского пролива сохранится, рисков нарушения поставок не будет, хотя крупнейшие нефтяные компании уже ограничили маршруты своих судов в качестве превентивной меры. 

Учитывая, что развития конфликта в активной фазе не ожидается, а от объемов добычи Ирана не зависит структура глобального спроса и предложения, ОПЕК+, по оценке Меркулова, с меньшей вероятностью будет пересматривать свое соглашение, а лишь продолжит реализацию ранее заключенных.

Бочки

Нефть дорожает после резкого падения цен днем ранее

ВОЕННЫЙ СЦЕНАРИЙ 

Если конфликт продолжит развиваться (динамика этого сценария зависит от обеих сторон), высока вероятность сохранения уже объявленных санкций со стороны США по отношению к Ирану, считает доцент кафедры экономической теории РЭУ им. Г.В. Плеханова Олег Чередниченко. Говорить об их усилении в экономическом смысле не совсем логично, поскольку больший урон, чем запрет на покупку иранской нефти, новые санкции Тегерану вряд ли уже нанесут, добавляет он.

Если говорить о продолжении военного противостояния, то со стороны Трампа подан сигнал о готовности ограничиться уже осуществленными действиями, отмечает Чередниченко. Однако, по мнению эксперта, полагаться на это заявление (как и многие предшествующие, ранее звучавшие, но не реализованные) на 100% было бы преждевременно. Поэтому, в случае очередного "обмена огнем", можно ожидать различного развития событий, вплоть до открытого военного конфликта на территории Ирана. Тогда, считает он, вероятность перекрытия Ираном Ормузского пролива весьма высока и, как следствие, реакция рынка — рост цен на нефть, что, очевидно, не "на руку" США. 

Если же цены на нефть на этом фоне подскочат на 5 и более процентов, оперативное вмешательство ОПЕК в качестве "демпфера ситуации" будет весьма ожидаемой инициативой, делает вывод Чередниченко.

По мнению Корыцко, перекрытие Ормузского пролива, наоборот, маловероятно, так как по нему осуществляется транспортировка около 70% ближневосточной нефти. Блокада данного транспортного маршрута может привести к скачку цен на нефть до $150 за баррель и выше, что, в свою очередь, приведет к обвалу мировых фондовых рынков. С учетом предвыборной кампании в США, это маловероятный сценарий.

Меркулов тоже считает, что вероятность блокады Ормузского пролива невысокая, так как Иран не обладает достаточной морской группировкой, а также в силу того, что в регионе находятся или будут находиться несколько авианосных групп участников НАТО.