МОСКВА, 2 апр — ПРАЙМ. Переход результатов ценовых формул для российской нефти к отрицательным значениям говорит об убыточности экспортных операций в этот период, и хотя в ближайшее время пересчет пошлины вернет показатели в положительную зону, критичности ситуации на рынке для российских нефтяников это не изменяет, считают опрошенные агентством "Прайм" эксперты.

Аналитическое агентство Argus у среду сообщило, что падение мировых цен на нефть привело к парадоксальной ситуации: в конце марта результаты формул, которые служат основным ориентиром при ценообразовании на внутреннем рынке РФ, начали соответствовать отрицательным значениям. Так, котировка "Urals FIP Западная Сибирь ФОРМУЛА" в понедельник была равна минус 1,007 тысячи рублей за тонну (для поставки на условиях FIP — продавец обязан доставить за свой счет товар к трубопроводу — Нижневартовск), а во вторник — минус 1,2 тысячи рублей.

По методике расчета, это означает, что затраты на транспортировку, оплату экспортной пошлины и некоторые другие расходы превышали среднюю стоимость нефти марки Urals в Северо-Западной Европе и Средиземноморье в эти два дня. При этом цена Urals в Северо-Западной Европе 30 марта рухнула до минимума с 1999 года в 13 долларов за баррель, сообщало Argus.

Морская нефтедобывающая платформа "Приразломная"

Российская нефть Urals обновила антирекорд с 1999 года, упав к $10

"Нюанс, однако, заключается в том, что экспортная пошлина в России привязана к цене на нефть и считается на основе цен прошлого месяца, когда цены были выше, а при цене на нефть ниже 15 долларов пошлина вообще не уплачивается. То есть когда пошлина будет пересчитана на основе более низких цен, сложившихся в марте, значение формулы должно устойчиво вернуться в положительную зону", — говорит старший директор группы по природным ресурсам и сырьевым товарам агентства Fitch Дмитрий Маринченко.

ДЕТАЛИ И НЮАНСЫ

Маринченко объясняет, что такие формулы построены по принципу экспортной альтернативы, то есть "нетбэка" (netback, чистая цена реализации: экспортная цена за вычетом вывозных пошлин и затрат на транспорт по направлению поставки) или равнодоходности экспорта и внутренней цены. Внутренняя цена на нефть в РФ должна отличаться от экспортной цены на стоимость транспортировки от места добычи до места поставки и на сумму экспортной пошлины. Отрицательное же значение формулы внутренней цены говорит, что в конкретный день цена на нефть марки Urals не покрывала стоимость транспортировки нефти из Западной Сибири, где сосредоточена основная часть добычи нефти РФ, до международного порта и сумму пошлины, которую нужно было заплатить экспортеру.

"То есть в конкретный день экспорт нефти, даже если не учитывать издержки на добычу, для российских компаний был убыточной операцией", — говорит он. Однако стоит понимать, что в то время как "нетбэки" рассчитываются по последним опубликованным ценам, фактическое ценообразование часто привязано к средним котировкам за определенный период. А значит, показатель отражает эффективность экспорта приблизительно.

В России нефть продается с дифференциалом к "нетбэку", как правило, c премией. Но Маринченко не исключает, что кому-то из продавцов нефти на внутреннем рынке по условиям контракта пришлось даже заплатить за возможность продать нефть.

Начальник управления продаж нефти и газа компании "РНГ" Станислав Перепонов также говорит, что сложилась ситуация отрицательного "нетбэка" – когда при определенном уровне цены на мировом рынке продавец не только не зарабатывает, но и продает сырье в убыток. "С учетом себестоимости добычи, затрат на транспортировку и перевалку текущая цена для сделок апреля на зарубежных рынках для продавца выглядит просто трагической", — отмечает он.

Перепонов также поясняет, что правительство ежемесячно рассчитывает таможенную пошлину, исходя из цен на нефть, которые были месяцем ранее. Иными словами, при определении нынешней ставки правительство учитывает стоимость сырья в период с 15 февраля по 14 марта, то есть периода, когда цены были выше, нежели сейчас. К примеру сейчас при, условно, цене Urals в 19-20 долларов за баррель или 140 долларов за тонну продавец должен заплатить экспортную пошлину в 52 доллара за тонну.

"Понятно, что при расчете пошлины на май российское правительство возьмет за основу цены на нефть с 15 марта по 14 апреля, и размер экспортной пошлины составит около 20 долларов за тонну. В этой ситуации продавцу нефти, что называется, будет полегче. Тем не менее цена на Urals на уровне 19-20 долларов за баррель является некомфортной", — заключает Перепонов.

Маринченко также говорит, что возвращение значения формулы в положительную зону не отменяет того факта, что текущий уровень цен на нефть является критически низким даже для российских компаний. "При цене на нефть ниже 30 долларов они будут вынуждены снижать капитальные расходы и дивиденды, вопрос будет не в том, чтобы нарастить добычу, а в том, чтобы не уронить", — резюмирует он.

Мировые цены на нефть начали падать в январе этого года из-за вспыхнувшей в Китае эпидемии коронавируса. Ее распространение по всему миру, а также распад сделки ОПЕК+ о сокращении добычи нефти в начале марта привели к гигантскому дисбалансу спроса и предложения и стоимости нефти которую рынок не видел последние 18 лет. В четверг июньские фьючерсы на североморскую нефтяную смесь марки Brent торгуются у отметки в 27 долларов за баррель, а майские фьючерсы на нефть марки WTI — 22,44 доллара за баррель.