МОСКВА, 14 янв — ПРАЙМ, Олег Кривошапов. Быстро сокращающиеся запасы природного газа в Европе преодолели важную психологическую отметку: они заполнены уже менее чем наполовину. "Прайм" отслеживает ситуацию с дефицитом энергоносителя в регионе, и в этот раз задался вопросом, насколько такое развитие событий может усугубить положение европейских потребителей.

Флаги с символикой Евросоюза у здания Еврокомиссии

Еврокомиссия изучает данные о неконкурентном поведении поставщиков газа

МЕНЬШЕ ПОЛОВИНЫ

Запасы природного газа в среднем по Европе уменьшились до уровня ниже 50%, свидетельствуют данные Gas Infrastructure Europe (GIE).
По состоянию на 11 января, на долю Евросоюза и Великобритании приходилось 52 млрд кубометров энергоносителя, отмечает старший научный сотрудник в Оксфордском институте энергетических исследований (Oxford Institute for Energy Studies) Джек Шарплз. "В предыдущие годы средний показатель в период между 11 января и 31 марта составлял 33 млрд кубометров", — напоминает он. Если в следующие несколько месяцев запасы в регионе будут "среднеевропейскими", то к концу марта там останется около 19 млрд кубометров, полагает он. "Это немного больше, чем было на момент завершения зимы 2017-2018 годов. Однако если в ближайшие три месяца в Европе будет холодно, а отбор газа ускорится, к 31 марта 2022 года показатель окажется исключительно низким", — считает Шарплз. В результате, делает он вывод, не только вырастут цены в краткосрочной перспективе, но и потребуется более существенное, чем обычно, пополнение запасов в летние месяцы, что, опять же, будет способствовать удорожанию энергоносителя.

ХИТРЕЦ ПЛАТИТ ДВАЖДЫ

"Прайм" неоднократно затрагивал тему сокращения объемов в подземных хранилищах газа (ПХГ) региона, что неудивительно: она стала одной из ключевых в контексте беспрецедентного энергетического кризиса, охватившего в прошлом году не только страны ЕС. Сложившуюся ситуацию за последние месяцы активно комментировали влиятельные политики и бизнесмены, наиболее авторитетные знатоки газового рынка и наблюдатели в России, Европе, США и многих других странах мира. В качестве причин разразившегося кризиса назывался целый ряд факторов, среди которых важнейшим, пожалуй, являются непростые взаимоотношения Европы с основным экспортером энергоносителя в регион — российским "Газпромом".

Участок магистрального газопровода

Только "Северный поток". Чем сейчас греется Европа

Данный фактор представляет собой конгломерат противоречий, включающих в себя и затянувшуюся многократно освещавшуюся реализацию проекта трубопровода "Северный поток — 2", и динамику поставок госхолдинга по существующим маршрутам в конце прошлого года, и некоторые другие не менее важные аспекты.

"Очевидно, что на текущем "бычьем" рынке стратегия "Газпрома" по наращиванию объемов продаж, использовавшаяся до 2019 года, уступила место стратегии продаж меньших объемов по более высоким ценам, — считает аналитик по газу Центра энергетики Московской школы управления Сколково Сергей Капитонов. — Если в прошедшие годы концерн рапортовал о выходе экспорта на максимальный, предусмотренный контрактами, уровень в 200 с лишним миллиардов кубометров в год, то сегодня риторика концентрируется больше вокруг финансовых показателей, важных для инвестпрограммы и стоимости акций компании". Так, в 2021 году компания получила рекордную рублевую выручку и чистую прибыль, отмечает эксперт.

"Тактически сократившийся поток российского газа в Европу приводит к поддержанию высоких цен, а значит — к закреплению прочных финансовых результатов концерна, — рассуждает специалист. — Стратегически высокие цены на спотовом рынке могут подталкивать потребителей к заключению более предсказуемых долгосрочных контрактов с "Газпромом". А это может быть главной задачей для концерна на текущем этапе — ведь на горизонте до 2025 года у него истекают контракты с потребителями в Западной Европе, Турции и бывшем СССР на десятки миллиардов кубометров".

А решая стратегические задачи, невозможно не идти на определенные тактические уступки, считает эксперт. "Да, сейчас "Газпром" уступает некоторую рыночную долю поставщикам СПГ, в том числе, из США, — отмечает он. — Однако надо понимать, что это в основном газ, поставляющийся в рамках разовых сделок и краткосрочных контрактов, который при изменении внешней конъюнктуры будет перенаправлен на другие рынки".
Европа взяла курс на отказ от долгосрочных контрактов на рынке природного газа, соглашается генеральный директор Фонда национальной энергобезопасности (ФНЭБ) Константин Симонов. "Но отсутствие таковых означает, что поставщик не отвечает за необходимость обеспечить заказчика. Спот не подразумевает надежности поставок", — говорит он.

К примеру, европейцы могли бы легко перебороть свои страхи перед потерей части объемов с Уренгоя, который питает Европу, связанные с планируемым строительством "Силы Сибири — 2", отмечает специалист. "Понятно, речь о втором "газовом" контракте с китайцами, который, вероятно, вполне может обсуждаться в ходе предстоящей в феврале поездки Владимира Путина в Китай, — рассуждает Симонов. — Но ведь европейцы сами говорят о спотовой модели как о более перспективной, чем контракт. И "Газпром", соответственно, тоже думает об альтернативных рынках сбыта своих объемов на случай, если они не найдут своего потребителя в Европе".

Специалист скептически оценивает позицию, которую заняли европейские потребители. "Газпром" должен вкладывать деньги в новые месторождения на свой страх и риск?— задается он вопросом. — Заключите новые долгосрочные контракты, и все будет в порядке. А европейцы дают понять, что за надежность платить не хотят". В связи с этим российский госхолдинг и обратил взор на Китай, констатирует глава ФНЭБ.
"Кстати, ведь есть и планы полуостров Ямал связать с "Силой Сибири — 2", чего "Газпром" никогда не скрывал, — рассказывает эксперт. — Планы амбициозные, но они есть".

Куда пойдет газ?

Вторжение. Вытеснит ли американский СПГ "Газпром" из Европы

Резюме простое, указывает Симонов: если европейские потребители природного газа не хотят конкурировать с китайскими, им следует заключить долгосрочные контракты, чтобы гарантировать поставки. "А что вместо этого?— снова задается вопросом он. — ЕС планирует к 2049 году вообще отказаться от контрактов. Это европейская хитрость, которая всегда оборачивается против хитрецов. Хитрец платит дважды".

ВЫВОД ПРОСТ

Осень-зима 2021 года стали вызовом для модели рынка природного газа, продвигаемой в Евросоюзе, отмечает специалист. "Одумается Европа — все разрешится, — рассуждает глава ФНЭБ. — Заключат новые долгосрочные контракты — "Газпром" будет их выполнять. Где он достанет газ — его проблемы". А в отсутствие таких договоренностей российский газовый гигант закономерно ищет альтернативные рынки сбыта, резюмирует Константин Симонов.

Таким образом, неблагоприятные перспективы в отношении европейских запасов в текущем году, которые обрисовал Джек Шарплз из Oxford Institute for Energy Studies, рискуют приобрести хронический характер в случае, если ЕС будет придерживаться избранной стратегии отказа от долгосрочных контрактов с "Газпромом".