В этом году ЦБ вновь планирует повысить коэффициенты риска (RW) по потребкредитам (последний раз они пересматривались в мае). Напомним, что RW привязываются исключительно к уровню процентной ставки (полной стоимости кредита, ПСК), это должно, как предполагает регулятор, дестимулировать банки выдавать кредиты с высоким уровнем риска, компенсируя его повышенной ставкой.

На первый взгляд, предлагаются существенные ужесточения: RW по кредитам с ПСК 10–15% повышается на 30 п.п. до 130%, с ПСК 15-20% — на 40 п.п. до 150%, с ПСК 20-25% и 25-30% на 60 п.п. до 180% и до 200%, соответственно. Но ключевым является требование о применении повышенных RW только в отношении новых кредитов (выданных после 1 сентября 2018 г.). Судя по отчетности крупнейших розничных банков, повышение RW в прошлом существенно не сказалось ни на средней ставке выдачи новых кредитов (снижается лишь вслед за снижением ключевой ставки), ни на темпах роста кредитных портфелей, ни на достаточности капитала. По-видимому, основной прирост портфелей обеспечивается пролонгацией/утилизацией/увеличением лимита ранее выданных/одобренных кредитов (использования лимитов по выданным кредитным картам). На них, скорее всего, не распространяются повышенные RW, эффект может проявиться лишь при выдаче клиентам, которые раньше не брали кредитов в банке (таких, видимо, мало).

Кроме того, потребительские кредиты при наличии по ним обеспечения (может не покрывать полностью сумму кредита) формально выводятся из категории необеспеченных потребительских ссуд. Например, Тинькофф-банк планирует запуск новых обеспеченных потребкредитов, на которые не будут распространяться указанные требования ЦБ. Таким образом, эти ужесточения, на наш взгляд, в целом нейтральны для потребительского кредитования, особенно для сегмента кредитных карт (в течение жизни карты выдача нового кредита может формально считаться старым кредитом, выданным в момент выпуска карты или подписания договора клиента с банком).

Замедление темпа роста потребкредитования (с +15,7% г./г. на 1 июня) может произойти лишь в случае повышения стоимости риска (уровня дефолта по заемщикам) вследствие возможного ухудшения финансового положения граждан с невысоким уровнем дохода (они формируют значительную часть клиентской базы розничных банков). Кстати говоря, по данным Росстата, в мае рост реальных располагаемых доходов упал практически до нуля (0,3% г./г. против 5,7% г./г. в апреле).