В первом квартале наступающего года совет директоров ЦБ проведет два заседания по вопросам денежно-кредитной политики, назначенные на 8 февраля и 22 марта. По нашей оценке, по их итогам регулятор будет вынужден поднять ключевую ставку с нынешних 7,75% до 8,25%.

Ключевая тому причина – давление на рубль, которое усилилось после объявления ЦБ о возвращении с 15 января к закупкам валюты на открытом рынке. Декабрьское повышение ставки на 25 базисных пунктов не успокоило инвесторов: со дня заседания 14 декабря официальный курс снизился с 66,3 до 68 руб./долл. Ослаблению рубля способствует ускорение инфляции: по данным Росстата, среднесуточный прирост цен увеличился с 0,011% в октябре до 0,017% в ноябре и 0,031% по итогам первых двух полных недель декабря. В ближайшие месяцы этот показатель вырастет еще сильнее, поскольку именно в первом квартале наиболее отчетливо проявится инфляционный эффект от грядущего повышения НДС, которое в целом по году добавит к показателю инфляции 1,3 процентных пункта (как следует из бюджетного прогноза правительства).

На ослабление рубля сейчас играет и падение нефтяных котировок, которые впервые с сентября 2017 года опустились ниже $55 за баррель. Рынку пока не сильно помогло соглашение ОПЕК+, эффект от которого перекрыт ожиданиями снижения темпов роста мировой экономики – с 3,8% в 2018 году до 3,6% в 2019-м, согласно прогнозу Oxford Eсonomics. К такому замедлению приведут не только торговые войны, но и ужесточение монетарной политики со стороны Федеральной резервной системы США: согласно прогнозу Thomson Reuters, вслед за декабрьским повышением ключевой ставки на 0,25 п.п., ФРС на столько же увеличит ее и в первом квартале 2019 года. 

Это может подстегнуть распродажу нефтяных фьючерсов, особенно на фоне технических трудностей при реализации новой сделки ОПЕК+. Из-за сложности консервации нефтяных скважин в зимних условиях российские компании предпримут основные усилия по сокращению добычи не в первом, а во втором квартале 2019 года. Отчасти то же самое касается и Казахстана, на который приходится десятая часть квот стран, не входящих в состав картеля (40 тыс. из 400 тыс. баррелей в сутки). Поэтому увести с рынка 1,2 млн баррелей в сутки участникам сделки удастся лишь ближе к лету.

На рубль в первые месяцы года будут давить и риски ослабления валют развивающихся стран, которые (риски) могут усилиться на фоне уже упомянутого замедления мировой экономики и повышения ставки ФРС. Пример тому – аргентинский песо, курс которого, после двукратного снижения в 2018 году (с 18,6 до 38 песо за доллар), может снизиться еще сильнее – до 41,4 и 43,5 песо за доллар по итогам I и II кварталов 2019 года соответственно, как следует из консенсус-прогноза Thomson Reuters. Рубль всегда был чувствителен к оттоку капиталов с развивающихся рынков – это продемонстрировал и Азиатский финансовый кризис 1997-1998 гг., и глобальный финансовый кризис десятилетней давности. А потому прогноз по курсу в 63,9 рубля за доллар, заложенный в федеральный бюджет на 2019 год, может оказаться завышенным. 

На устойчивости рубля будут сказываться и санкционные риски, связанные не только с угрозой второго раунда санкций по «делу Скрипалей», чреватых серьезными ограничениями в российско-американской торговле, но и с обсуждением в Конгрессе США законопроекта о санкциях в отношении российских госбанков, инициированного группой сенаторов во главе с Робертом Мендесом — документ вряд ли будет стремительно принят, но создаст для рубля неблагоприятный информационный фон.

В этих условиях ЦБ придется предпринять дополнительные усилия, чтобы снизить давление на рубль. Единственный доступный для этого инструмент – повышение ключевой ставки, которая по итогам мартовского заседания, с высокой вероятностью, превысит декабрьский уровень на 50 базисных пунктов. Будет ли это одномоментное повышение, или же оно будет осуществлено в два шага, зависит от динамики рубля в первые пять с половиной недель года, предшествующих заседанию 8 февраля. Но к концу марта ставка, так или иначе, достигнет 8,25%.