По нашим оценкам, объем дополнительных нефтегазовых доходов в июне составит ~310 млрд руб., что практически аналогично майскому значению (Минфин ожидал 314 млрд руб., фактические данные пока не опубликованы). При прочих равных, росту допдоходов не будут способствовать ни сезонный фактор (в июне он даже немного хуже, чем в мае), ни динамика рублевых цен на нефть (в мае их роста практически не произошло, 0,3% м./м.). При проведении расчетов мы учли негативный эффект от обратного акциза на нефть. Как обычно, финальный объем интервенций будет также зависеть от корректировки, которую может сделать Минфин (если фактические допдоходы за май будут отличаться от его прогноза в 314 млрд руб.), однако, судя по ее исторической динамике, она не должна оказаться сильно отрицательной в этом месяце. По нашим оценкам, объем регулярных покупок валюты в период с 7 июня по 6 июля может оказаться в диапазоне 305-330 млрд руб. (4,7-5,0 млрд долл. за месяц).

В дополнение к ним, отложенные покупки валюты составят еще 56 млрд руб. В итоге объем покупок Минфином долларов в июньском периоде составит 5,6-5,9 млрд долл. (для сравнения — в мае должно быть куплено 5,5 млрд долл.). 

Такой объем интервенций окажется заметно больше ожидаемого сальдо счета текущих операций в июне. По нашим оценкам, исходя из сложившихся цен на нефть (61 долл./барр. Brent) и курса рубля (65,5 руб./долл.), из-за дивидендов в июне произойдет существенное падение сальдо текущего счета до 1 млрд долл. (для сравнения — в апреле, по предварительным данным, было 12,7 млрд долл., а в мае может составить 8 млрд долл.).

Помимо интервенций негативное влияние на валютный рынок окажет систематический вывоз капитала нефинансовым сектором (обслуживание внешнего долга, неввезенная экспортная выручка и вывод прибыли, заработанной компаниями на территории РФ). Это означает, что валютный рынок переключится из состояния притока в состояние оттока валютной ликвидности, спрос будет превалировать над предложением и будет удовлетворяться главным образом за счет накопленного (в 1 кв.) в банковском секторе запаса валютной ликвидности (мы оцениваем его в 12,3 млрд долл.). Как следствие, рубль может продемонстрировать умеренное ослабление (без этого запаса валюты ослабление было бы сильным). В настоящий момент рубль находится на линии регрессии, построенной по долларовой и рублевой ценам на нефть в текущих ценах (см. график выше), однако, учитывая сезонность, мы считаем, что справедливое положение должно быть над этой линией (это создает некоторый потенциал для ослабления рубля, который может реализоваться по окончании дивидендного периода, когда полученные рубли будут конвертироваться в доллары и уходить из страны).