Падение цен на нефть в июне (до 61,93 долл./барр. с 70,93 долл./барр.) при относительной стабильности курса рубля (из-за чего рублевая цена нефти упала на 13,7% м./м. в июне) не пройдет незамеченным для июльских нефтегазовых дополнительных доходов. По нашим оценкам, они сократятся до 268 млрд руб. (против июньских 324 млрд руб., по предварительным расчетам Минфина).

Интервенции также, скорее всего, сократятся в июле (если, конечно, Мифин сильно не ошибся в оценке допдоходов за июнь в меньшую сторону, тогда сейчас последует большая положительная корректировка). Если она будет незначительной, мы ожидаем, что регулярные интервенции будут находиться в диапазоне 240-280 млрд руб. (3,8-4,3 млрд долл.). С учетом отложенных покупок (56 млрд руб./мес.) финальный объем составит 296-336 млрд руб. (4,6-5,3 млрд долл., что ниже объема интервенций, осуществленных в июне, 5,6 млрд долл.).

По нашим оценкам, при текущих курсе рубля (63,1 руб./долл.) и цене на нефть (~65 долл./барр. Brent) сальдо счета текущих операций в ближайшие месяцы (июль — октябрь) не превысит 4 млрд долл. в месяц, то есть будет ниже объема валюты, покупаемой ЦБ РФ на открытом рынке для исполнения бюджетного правила Минфином. Однако пока курс рубля игнорирует произошедшее уже в июне падение сальдо счета текущих операций благодаря накопленному банками запасу валютной ликвидности (~15 млрд долл., по данным на 1 июня), а также конвертации валюты в рубли для предстоящих выплат дивидендов.

Согласно нашим оценкам, каждый месяц (начиная с июня) из банковского сектора будет уходить 3-4 млрд долл. (интервенции + вывоз капитала нефинансовым сектором на фоне уменьшения притока нерезидентов в ОФЗ).

Негативный эффект на курс рубля и стоимость валютной ликвидности проявится не ранее конца сентября (при прочих равных). В летние месяцы поддержку рублю будут оказывать ожидания снижения долларовой ключевой ставки и относительно высокие цены на нефть (соглашение ОПЕК+ об ограничении добычи, скорее всего, будет продлено на 9 мес.).