Если к концу 1К20 правительство Китая сумеет сдержать распространение эпидемии коронавируса и добиться оживления внутреннего спроса, последствия для России будут незначительными. Однако если к указанному времени взять ситуацию под контроль не получится, она может довольно негативно сказаться на росте мировой и российской экономики. Со значительными трудностями столкнутся российские экспортеры ненефтегазового сектора (поставщики продовольствия, леса, металлов, химической продукции и т. д.). При этом наиболее сильное негативное влияние будут испытывать цены на нефть и курсы валют развивающихся рынков. Важно отметить, что зависимость рубля от цены нефти существенно повышается, когда котировки Брент опускаются ниже $50/барр.

В начале этого года мировые рынки столкнулись с новым непредсказуемым фактором риска — вспышкой коронавирусной инфекции в Китае и ее распространением в других странах. Инвесторы уже ожидают, что годовой рост китайского ВВП в 1К20 замедлится на 1,5 п. п. до 4,5%. Цены на сырьевые товары (нефть, медь, никель, пшеница и пр.) скорректировались, а на защитные активы, такие как золото, пошли вверх.

Эпидемия способствует формированию значительной неопределенности вокруг Китая, его торговых партнеров и мировой экономики в целом. Пока наиболее вероятным сценарием представляется следующее развитие событий: китайскому правительству удастся удержать под контролем эпидемию и ее экономические последствия, после чего в 2К20 и 2П20 экономическая активность восстановится и компенсирует большую часть потерь, понесенных в 1К20. Если ситуация действительно будет развиваться таким образом, то последствия для мировой экономики, скорее всего, будут минимальными (по некоторым предварительным оценкам, ее рост замедлится не более чем на 0,1 п. п.).

В соответствии с описанным выше сценарием, который является нашим базовым, число китайских туристов, посещающих Россию, согласно нашим ожиданиям, резко снизится, что будет довольно болезненным для отечественной туристической отрасли (гостиниц, ресторанов и транспортного сектора). Даже если ситуация в Китае быстро улучшится, туризм вряд ли сможет полностью восстановиться, поскольку самое большое число туристов из Китая прибывает именно в первом квартале года (на долю китайских гостей пришлось 8,4% всех туристов, посетивших Россию за 9М19). Теоретически, если число китайских туристов в этом году уменьшится на 10%, то выручка туристической отрасли может сократиться примерно на 0,8%. Впрочем, если для данной отрасли этот эффект будет вполне ощутим, то для ВВП он будет незначительным, поскольку въездной туризм составляет примерно 1% российского ВВП или даже меньше.

У нас по-прежнему нет информации об объеме экспорта российских товаров в КНР в январе (эти показатели появятся не ранее марта). Между тем нам известно, что основная доля российского экспорта в Китай приходится на энергоресурсы (за 11М19 они составили 74%). Эти поставки осуществляются по долгосрочным контрактам, так что текущая ситуация не должна на них повлиять. Это значит, что в физическом выражении (т. е. с точки зрения баррелей нефти или кубических метров газа) экспорт не должен сильно пострадать.