Сегодня днем состоится заседание ЦБ, на котором регулятор, как мы полагаем, должен сохранить ключевую ставку неизменной (6,25% г./г.). Основных аргументов в пользу этого решения два.

Во-первых, с декабря большинство факторов или не поменялись или ухудшились. Так, например, страновые риски (измеряемые CDS) и колебания рубля (измеряемые вмененной волатильностью USD/RUB на горизонте 1-3 мес.) немного выросли в январе. Ухудшилась и конъюнктура нефтяного рынка (в т.ч. под давлением эпидемии коронавируса): цена Brent снизилась с момента последнего заседания ЦБ 13 декабря на более чем 15% к настоящему моменту. Рубль отреагировал намного менее значительным ослаблением, но это произошло потому, что: 1) в декабре на курс действовал временный позитивный фактор в виде более высоких, чем обычно физических объемов нефтегазового экспорта и 2) в январе рубль в целом сезонно более крепок, чем в среднем по году.  Конечно, мы увидели улучшение в динамике инфляции (до 2,4% г./г. в январе против 3% г./г. в 2019 г.), однако это улучшение в основном достигнуто за счет эффекта высокой базы прошлого года (из-за повышения НДС в январе). Сезонно сглаженная инфляция м./м. в декабре 2019 г. – январе 2020 г. даже увеличилась по сравнению с прошлыми месяцами.

Во-вторых, риторика регулятора по итогам прошлого заседания оказалась достаточно жесткой, из чего можно было бы сделать вывод о том, что сложившиеся к тому моменту условия не давали повода для снижения ставки. С учетом того, что подавляющее большинство условий к настоящему моменту показали нейтрально-негативную динамику, на наш взгляд, ЦБ мог бы не спешить и отложить снижение ставки до марта (в нашем базовом сценарии – на 25 б.п.).

Если же ЦБ все-таки решит снизить ставку уже сегодня, то стоит помнить о том, что потенциал дальнейшего снижения остается существенно ограничен – в первую очередь, со стороны политики ФРС.