По данным Росстата, в августе падение промышленности сократилось до 7,2% г./г. (-8% г./г. в июле). Основной вклад в улучшение общей динамики внесло плановое восстановление добычи нефти в условиях ослабления условий соглашения ОПЕК++. Вместе с тем, в остальных отраслях промышленности в целом значимых позитивных изменений не произошло, а какие-то (машины и оборудование, металлургическое производство) даже сделали небольшой «шаг назад», показав ухудшение г./г. в августе.

В целом ситуация в ненефтегазовом сегменте пока что выглядит адекватно тем факторам, которые на нее влияют. Так, неоднократно упоминавшийся нами бюджетный стимул, судя по данным об исполнении бюджета, начнет действовать в ближайшие месяцы, но пока работает слабо. Напомним, что более 40% федеральных расходов, запланированных властями на этот год, еще предстоит исполнить в оставшиеся месяцы года, тогда как в августе они даже немного снизились (подробнее – см. наш обзор от 14 сентября).

Фактор экспорта также раскрылся пока не полностью: так, несмотря на продолжение роста физических объемов продаж за границу химической продукции и цветных металлов, внешний спрос на отечественную продукцию и сырье черной металлургии (доля этой продукции в экспорте больше), наоборот, пока в минусе, хотя и сокращает спад. При этом отрасли, ориентированные на внутренний спрос (пищевая продукция, фармацевтика и пр.), продолжают демонстрировать восстановление.

Риском для дальнейшей динамики промышленности продолжают выступать эффекты второй волны COVID-19: возможная приостановка смягчения ОПЕК++, введение частичных мер самоизоляции внутри страны (что приведет к выпадению части объемов производства), аналогичные меры в странах-торговых партнерах (что чревато сокращением экспорта).

За 8М с начала года спад промышленного производства составил —4,5% г./г. При этом даже в консервативном сценарии (медленное восстановление добычи нефти и отсутствие явных улучшений в ненефтегазовых отраслях) за год в целом промышленность вряд ли просядет сильнее этой цифры.