В пятницу ЦБ снизил ключевую ставку на 50 б.п., сохранив настрой, при прочих равных, снизить ставку на следующем заседании. На наш взгляд, реальных фундаментальных причин для увеличения шага снижения именно в октябре не было. Не было названо особых причин и в тексте пресс-релиза. Единственным существенным изменением стало снижение прогноза по инфляции, однако и это не было большим сюрпризом: даже на момент сентябрьского решения по ставке (когда прогноз ЦБ не предполагал снижения инфляции ниже целевого уровня) риски того, что она окажется ниже цели или, во всяком случае, выйдет к нижней границе прогнозируемого регулятором диапазона, были высоки.

Таким образом, более агрессивное смягчение политики, как мы понимаем, призвано «наверстать» недостаточное снижение ставки в прошлом. Среди причин такого консерватизма — жесткая реакция ЦБ на усиление санкционных рисков, ужесточение политики ФРС в конце 2018 г., чрезмерно пессимистичная оценка эффекта НДС на инфляцию (как по масштабу, так и по продолжительности его действия на экономику) и «подвешенность» вопроса трат ФНБ на экономику. Отметим, что в конце 2018 г. мы не видели особого смысла в ужесточении политики, т.к. считали, что усиление внешних рисков, равно как и эффект НДС не привели бы к сильной реакции курса рубля и инфляции. 

Сейчас, видимо, ЦБ в ускоренном темпе приводит уровень ставки в соответствие текущим макроэкономическим условиям. При этом мы убеждены в том, что в любой ситуации эффективным для решения задач монетарной политики может быть не один единственный уровень ключевой ставки, а, скорее, интервал (шириной в 50-75 б.п.). В свою очередь, на положение ключевой ставки внутри этого интервала может указать риторика ЦБ, с чем, на наш взгляд, и связана основная сложность прогнозирования конкретного уровня ставки (т.к. тональность комментариев регулятора может существенно меняться за короткий период времени).

С учетом более активного, чем мы ожидали, снижения ставки, мы уточним наш прогноз по ключевой ставке. Однако пока заметное снижение (ниже 6%) видится маловероятным. Такой сценарий, на наш взгляд, допустим в том случае, если инфляция целый год проведет существенно ниже 4%, смягчение ФРС продолжится агрессивными темпами (ставка окажется вблизи нуля), а угрозы внешних рисков останутся минимальными.