МОСКВА, 13 сентября — ПРАЙМ, Олег Кривошапов. Первые же проблемы, с которыми столкнулась Европа из-за перебоев с обеспечением энергоресурсами, наглядно показали — никакого "единого фронта" против России, о котором говорят в Брюсселе, нет. Страны пытаются тянуть одеяло на себя и не хотят делиться драгоценным накопленным газом. Какую мину это подложило под идею "единой Европы", читайте в материале "Прайм".

Доллары США

Последняя улыбка доллара: к кому спешит "валютный Армагеддон"

ВЕЧНОЙ ДРУЖБЫ НЕ БЫВАЕТ

Проблемы с обеспечением энергоносителями ставят европейские страны перед трудным выбором — далеко не все придерживаются единой политики и риск раскола становится все выше. В стане ЕС уже закопошились первые бунтари: Венгрия публично объявила о намерении сохранить и укрепить свой суверенитет в условиях усиленного давления со стороны брюссельской бюрократии. Прозвучавшее на днях заявление премьер-министра страны Виктора Орбана, что Европе необходимо изменить санкционную политику, поскольку "закончилась энергия, приходится привозить сюда откуда-то еще, а энергия, которая сюда поступает, дорогая", стало закономерным отражением позиции официального Будапешта.

Эти противоречия с линией Брюсселя и ряда других европейских столиц относительно санкционной политики ЕС в отношении ключевого поставщика энергоресурсов в Европу — России — послужили основанием для критики в адрес Венгрии со стороны, к примеру, Польши. Впрочем, польские правящие круги известны своими антироссийскими настроениями по широкой повестке.

Однако надо заметить: Варшава тоже вносит свой вклад в расшатывание единства ЕС, причем в последнее время — и по энергетическим вопросам. Власти Польши категорически отказались поддержать предложение Брюсселя делиться избытками накопленного газа с соседями по блоку в случае необходимости. То есть польская сторона неожиданно для себя встала в один ряд с обруганной ей же самой "энергетической бунтаркой" Венгрией.

Впрочем, действиями Будапешта и Варшавы противоречия между странами ЕС в сфере энергетики не ограничиваются.

ЧТО ДАЛЬШЕ

Возникает естественный вопрос: могут ли эти противоречия, продиктованные дефицитом энергоресурсов, их дороговизной и отсутствием единых подходов к распределению внутри объединения усугубиться и перерасти в неразрешимый общеевропейский кризис?

"Мы считаем, что сверхвысокие цены на газ в Европе не смогут держаться долго, и ожидаем значительного падения спроса в краткосрочной и долгосрочной перспективе", — комментирует персональный брокер "БКС Мир инвестиций" Ян Мельничук. По словам эксперта, произойдет это в связи с тем, что европейские промышленные концерны либо переключатся на альтернативные виды топлива, либо прекратят свою деятельность. "А производство электроэнергии в Европе вернется к использованию угля и атомной энергии, хотя этот процесс займет годы. При этом спрос на электроэнергию сократится".

Но несложно заметить, что всегда существует интрига относительно того, какие именно уровни цен считать сверхвысокими. В случае с мировым рынком природного газа ситуация за последний год менялась многократно. Спотовая цена в Европе по индексу хаба Title Transfer Facility (TTF) на протяжении нескольких лет колебалась в пределах, соответствующих уровням от 30 до 350 долларов за тысячу кубометров. И когда 15 сентября 2021 года она приблизилась к 970 долларам за тысячу кубометров, это был фантастический рекорд. Поэтому удешевление энергоносителя в первых числах января до уровней ниже 800 за тысячу кубов стало для европейцев настоящим рождественским подарком.

Ну а дальше началась свистопляска. Зафиксированная через полгода, 8 июня 2022 года, минимальная с конца февраля цена — 878 долларов за тысячу кубометров — уже 20 июня подскочила до 1410 долларов. 25 августа газ стоил 3200 долларов, а уже 6 сентября текущего года цена была "всего-навсего" чуть выше 2400 долларов за тысячу кубов. Предстоящей зимой, как полагает "Газпром", топливо на европейском спотовом рынке вполне может подорожать до уровня 4000 долларов за тысячу кубометров и выше.

КРИЗИС СТУЧИТСЯ В ДВЕРИ

Спад спроса на электроэнергию в таком развитом макрорегионе, как Европа, может означать лишь одно — частичную деиндустриализацию и снижение уровня жизни населения. Это выглядит еще более реалистичным в условиях вынужденного длительного возвращения к углю и атому.

Центрально-европейский газовый хаб в Баумгартене

Последняя месть Украины: транзит газа в Европу висит на волоске

Однако брюссельская бюрократия и многие руководящие политики ведущих стран ЕС непреклонны. Председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен анонсирует введение "потолка" цен на российский газ, глава МИД Германии Анналена Бербок заявляет, что ее страна "никогда не получала дешевый газ" из России, а глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель соревнуется с польским премьером в хамстве в адрес Москвы.

Ключевой момент в этой "чехарде" с точки зрения энергетической политики — это именно позиция Брюсселя, указывает генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Константин Симонов. Он обращает внимание на тот факт, что все инициативы властей ЕС в энергетике имеют конкретную цель — поставить сферу обеспечения Европы энергоносителями под свой контроль. "Кому война, кому мать родна, — говорит эксперт. — Кому кризис, кому возможность дополнительные полномочия получить".

"Вот на Польшу будет интересно посмотреть, кстати, — рассуждает он. — Она запасалась российским газом в начале года, зная, что совершит некий демарш, хотя, конечно, не предполагала, что придется отказываться от перехода на рубли".

Нужно четко понимать, что такое подземные хранилища газа (ПХГ), указывает директор Центра энергетических исследований Института проблем ценообразования и регулирования естественных монополий НИУ ВШЭ Вячеслав Кулагин. "Несмотря на высокие цены, они, в общем, неплохо закачивали", — признает специалист. Но газ в хранилищах — это 10% от общего объема потребления Европой, отмечает он. Эти запасы несут специфическую функцию своеобразного буфера. Эксперт рассказывает, что в начале отопительного сезона в хранилищах отмечается достаточное давление. "Но уже ближе к середине давление падает, — поясняет Кулагин. — Соответственно, суточный отбор снижается".

Налицо серьезный европейский политический кризис, соглашается руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества Василий Колташов. "Средние слои европейского общества всегда поддерживали политические силы условного "статус-кво", деятельность которых позволяла хотя бы не сделать хуже", — говорит специалист.

Конечно, ужасов в стиле массового голода и трупов на улицах европейских городов ждать не стоит. Однако конец эпохи изобилия, о котором говорил президент Франции Эммануэль Макрон, де-факто уже наступил. О прежней сладкой, изобильной и беспечной жизни большинству простых европейцев придется просто забыть.

Это может стать очень болезненным для Европы и дать старт центробежным процессам, которые исподволь уже давно зрели в регионе. Нынешнее обострение давних противоречий в ЕС уже сейчас ставит под вопрос существование этого объединения, уверен эксперт. "Зачем оно нужно? Разрушать экономику европейских стран?" — вопрошает Колташов. Примерно так рассуждают власти Венгрии, позиция которых явно говорит об этом, уверен эксперт.

Перспектива развития такой ситуации — разрушение ЕС, убежден он.